Ближний Восток

Иран. Протесты с последствиями.

Печать


Чего только не писали западные, да и наши СМИ в конце прошлого – начале нынешнего года по поводу событий и Иране! Тут и новая «цветная революция», этакое продолжение «Арабской весны» в её персидском варианте, которая, естественно была инспирирована Западом. Тут и «народные выступления» против «террористической диктатуры» и за создания «демократического общества», и многое, многое другое… Торопились коллеги, забывая старую восточную мудрость, по которой «торопливость гневит Аллаха и тешит дьявола».


Поэтому, когда пыль вокруг иранских событий осела, попытаемся разобраться, что там все-таки происходило и к чему в перспективе это может привести.
{tmsr1}

Начнем с версии об «иранской весне», точнее, «зиме», инспирированной Западом. Вынужден огорчить конспирологов, утверждая, что для США и их союзников события в Иране оказались полной неожиданностью, и действовал Вашингтон, что называется, с колес и в одиночку. В то время как его союзники тихо ждали, чем это все закончится.

Показательным в этой связи событием было обсуждение в Совбезе ООН, инициативы США, явно несогласованной со своими традиционными союзниками, относительно необходимости поддержки протестующих и оказания давления на Тегеран. Вашингтон по этому вопросу остался в одиночестве. Полном. И эти, несмотря на грозные заявления, звучавшие из Государственного департамента США, истерии, которую пытались накрутить ряд европейских и, особенно, американских СМИ, а также из «Твиттеров» Дональда Трампа, который грозил Тегерану, если не карами небесными, то серьезными неприятностями.

Понять американского президента можно. Он, по-моему, вполне искренне считает «Ядерную сделку», заключенную его предшественником, позорной для США и хочет её разрушить. В этом контексте антиправительственные выступления в Иране были ему на руку. А европейцам, компании которых, понимая перспективность сотрудничества с Тегераном, уже выстраиваются очередями в приемных иранских министерствах в поисках долгосрочных контрактов, это надо? Ни коим образом. Поэтому, повторяю, внешний фактор недавних событий придется исключить.

Остается фактор внутренний. Но какой: политический или экономический?

Поскольку протесты начались именно с экономических лозунгов, начнем с них.

Действительно, уровень жизни в Иране относительно не высокий, примерно в два раза ниже, чем у нас в России.Цены и уровень инфляции высокие, а доходы большинства населения наоборот малы и растут медленно. Все это правда. И обыватель, естественно, недоволен существующей ситуацией.

Определенные надежды иранское общество связывало с «ядерной сделкой» и снятием санкций. Но, во-первых, замороженные в США иранские авуары, Вашингтон пока еще и не собирается размораживать, а результаты от будущих западных инвестиций в иранскую экономику, которые помогут сократить безработицу и поднять уровень жизни, сработают не завтра и даже не в ближайшие годы.

Так что простое население, которое в немалой степени было настроено на то, после «ядерной сделки» произойдет чудо, и все заживут хорошо, этого чуда так и не увидело. А те подвижки, которые произошли, например, подключение иранского банковского сектора к системе Swift для рядового иранца мало что значит. Поскольку ни его, ни членов его семьи это не касается.

Конечно, определенные дивиденды от снятия санкций Хасану Роухани получить удалось. Правда, это в первую очередь коснулось государства и крупного частного сектора, а простое население хоть и увидела новые товары на прилавках магазинов, купить их, в большинстве своем, по-прежнему не может.

Одна «пикантная» деталь. Формально первые выступления в Иране были связаны с повышением цен на яйца в два раза. Ну, вроде как совсем еду купить не на что. Совсем все плохо. Политические лозунги «долой нынешнее правительство» появились позже.

Но сначала разберемся с яйцами. Самыми что ни на есть куриными. Десяток яиц в Иране (после повышения цены) стоит около 6000 риалов, что в переводе на доллары составляет около 17 центов. А минимальная зарплата составляет 9,3 миллиона риалов (261 доллар). Путем несложных подсчетов и сравнений получаем, что яйца в Иране дешевле, чем в США, на Украине или у нас в России.

Ну и если серьезно говорить, то все люди в любой стране мира недовольны ценами и экономической ситуацией, это уже норма, к которой все привыкли. Пилоты немецкой авиакомпании Lufthansa, например, тоже протестуют периодически, говорят, что им мало платят. А зарабатывают они, по данным на 2016 год, от 12 тысяч долларов в месяц, что по нынешнему курсу, составляет более 679 тысяч рублей в месяц. Неплохо! Так что недовольные ценами и экономикой есть всегда.

Однако вернемся в Иран. Если экономическая ситуация в Иране не такая уж и критическая, то, может быть, выступления были спровоцированы положением с правами человека, притеснением национальных или религиозных меньшинств, отсутствием демократии?

Опять что-то не склеивается. Избирательная система работает, национальные меньшинства, включая евреев имеют свои квоты в парламенте (иначе некоторые из них в силу своей малочисленности туда бы никогда не попали). Синагоги, зороастрийские храмы, суннитские мечети и т.д. работают исправно в условиях полной безопасности.

Даже глава Высшего духовного совета при определенных условиях может быть смещен и путем выборов заменен на другое лицо.

Так что Тегеран проводит вполне себе демократическую политику. Особенно по сравнению с другими странами региона. Людей не казнят (это я про некоторые страны Персидского залива). Кроме того, да простят меня турки, в Иране десятками тысяч людей в тюрьму не сажают и не увольняют лишь из-за подозрений в симпатиях к оппозиционерам, находящимся в эмиграции.
{tmsr2}

И что же тогда у нас получается: зарубежные супостаты – не при чем, экономика и внутриполитическая ситуация – тоже, а протесты – были. Причем прошли они в разных городах и явно были скоординированы.

Чтобы разобраться в этом вопросе, обратим внимание на еще один «пикантный момент», где проходили волнения и как к ним относились те, представители власти, которые должны были контролировать ситуацию.

Если посмотреть на карту, то станет понятно, что главным образом волнения проходили в районах, населенных ортодоксальным и консервативным персидским населением. Которое, кстати, поддерживает предыдущего президента страны Махмуда Ахмадинежада, самого жестокого и брутального, пожалуй, за всю историю современного Ирана. Уж точно этих ребят «демократами», как это пытались сделать западные СМИ, не назовешь, скорее наоборот.

Сам бывший президент, действительно приезжал в город Шираз Бушер, где антиправительственные выступления были весьма многочисленными и энергичными, и выступил в поддержку протестующих. По оценкам руководства Ирана, он занимался «подстрекательством» к массовым беспорядкам. В частности, обвинил нынешнего президента Х. Роухани и его правительство в невнимании к проблемам простых граждан. За что по некоторой информации, которая была затем опровергнута адвокатом Ахмадинежада, задержан и отправлен под домашний арест.

Таким образом, выходит, что протесты были спровоцированы или даже организованы консервативными кругами иранской политической элиты.

А что же власть, которую эта самая консервативная элита считает опасно либеральной? Она, с одной стороны, заявила, что население имеет право на протест. А с другой – заблокировала наиболее популярные в стране социальные сети, понимая, что они могут использоваться для координации действий протестующих и для раскручивания беспорядков.

Аналогично вел себя и Корпус Стражей Исламской Революции, который никаких массовых арестов и убийств не устроил. КСИР лишь пресекал деятельность тех протестующих, которые активно заявляли о свержении правительства. Вот с ними даже перестрелки возникали, как, например, в Неджефабаде, где мужчина открыл стрельбу по полицейским.

В итоге всех беспорядков погибло порядка 20-25 человек и арестовано примерно 450 бузотеров, большую часть из которых вскоре отпустили по домам, объяснив при этом, что бить витрины, переворачивать полицейские машины и тем более стрелять в сотрудников правоохранительных органов – нехорошо.

И еще одна «пикантная» деталь. Де-факто, выступления еще шли, когда представители КСИР заявили, что с беспорядками покончено. И действительно, в течение нескольких часов они прекратились. Чудеса какие-то.

Или не чудеса. Нельзя исключать того, что эти выступления были своего рода демонстрацией или пробой сил тех консервативных кругов, которые не в восторге от курса Роухани и его правительства. И КСИР может быть с ними каким-то образом связан. Допустимой считаю и версию о том, что за творившимися беспорядками могли стоять и некоторые военные, опять-таки связанные с КСИР.

Это только предположения. И дай-то Бог мне ошибиться. Учитывая настроения в военном руководстве этой страны, приход к власти военно-консервативной группы не сулит региону ничего хорошего. Однако пока можно надеяться на то, иранская модель демократии не даст возможности развитию событий по такому сценарию.

И в этих условиях борьбы двух тенденций в иранской политике свою негативную роль, действительно, может сыграть и внешний фактор.

Если американцы все же выдут из договора, а ЕС хотя бы даже не делом, а заявлениями поддержит, или просто не осудит, подобные действия, то, вероятнее всего, миротворческие позиции Роухани будут подорваны, влияние, если не власть, получат военные и консерваторы, и тогда Тегеран начнет заново свою ядерную программу. А, несмотря на то, что в настоящее время она заморожена, технологии-то остались. В подобных условиях мировые, в том числе израильские эксперты сходятся во мнении, что Ирану потребуется максимум 2 года на то, чтобы создать ядерную бомбу.

Подобный сценарий не может устроить ни Турцию, ни Израиль. И, как результат, подвести регион к новой полномасштабной войне, которой мы еще не видели в 21 веке.
В публикации использовались материалы “Института Ближнего Востока” (http://www.iimes.ru/)

Оригинал: Российские Вести