Ближний Восток США

Американское давление на Анкару усиливается

Кризис, развернувшийся в американо-турецких отношениях,продолжает обостряться, захватывая новые сферы, где еще недавно Вашингтон и Анкара успешно сотрудничали.

Причем если раньше главным раздражителем в двусторонних отношениях была Анкара (достаточно вспомнить американскую реакцию на строительство «Турецкого потока» и закупку российских системы ПВО С-400), то теперь роль атакующей стороны перешла к Вашингтону.

Так, уже теперь официальный кандидат на пост президента США Джо Байден спровоцировал очередной американо-турецкий скандал. Напомним, ветеран американский политики и назвал турецкого лидера «самодержцем», раскритиковал политику Анкары в отношении курдов и добавил: «Думаю, мы должны поменять подход к нему (Эрдогану), давая понять, что мы поддерживаем оппозиционные силы (в Турции)».

Так получилось, что это не слишком дипломатичное заявление, сделанное американским политиком еще в декабре 2019 года в интервью The New York Times, получило широкое распространение в турецких СМИ и социальных сетях лишь в августе 2020 года. И вызвало, вежливо говоря, адекватную реакцию в руководстве Турецкой республики.

Одной из наиболее показательных характеристик американо-турецких отношений на сегодняшний день представляется анализ Business Monitor International, структурного подразделения Fitch, в котором в качестве одного из ключевых внешнеполитических рисков для Анкары выделяются не только выборы в ноябре в США, но в вероятность введения санкций против Турции.

В этой связи следует отметить, что в настоящее время конфликт между двумя союзниками по НАТО вышел далеко за рамки политико-дипломатической перепалки и начал затрагивать помимо всего прочего сферу военно-технического сотрудничества в весьма болезненной для Анкары форме.

Так, 2 августа 2020 года во время телефонного разговора между госсекретарем США Майком Помпео и президентом Кипра Никосом Анастасиадисом было объявлено, что Вашингтон частично отменяет введенное в 1987 году эмбарго на поставку вооружений Южной Никосии. При этом уже в заявлении главы пресс-службы американского дипломатического ведомства подчеркивается, что послабления затронут экспорт нелетальной оборонной техники, а также ее обслуживание и ремонт. Ожидается, что частичная отмена эмбарго продлится год, тем не менее, предусмотрено и продление действия нового режима.

В свою очередь Помпео отметил, что это неожиданное для многих решение не является следствием обострения ситуации в Восточном Средиземноморье, и якобы планировалось на протяжении длительного периода времени.

«Этого давно стоило ожидать, мы работали над этим очень длительное время. Мы знаем, что об этом решении было объявлено на фоне усилившейся напряженности в Восточном Средиземноморье, но мы считали, что это правильно, и я дал указание, чтобы мы это сделали <…>», — сказал он, комментируя критику решения Вашингтона со стороны Турции.

Помимо этого, глава Госдепа подчеркнул, что этот шаг сопровождался переговорами американского президента Дональда Трампа с его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, а также премьер-министром Греции Кириакосом Мицотакисом.

Впрочем, ответ из Анкары был вполне ожидаемым – турецкие власти намерены предпринять любые действия, которые будут необходимы для обеспечения безопасности граждан республики в том случае, если в Вашингтоне не пересмотрят свою позицию о частичной отмене эмбарго.

Что касается непосредственных двусторонних американо-турецких отношений в военно-технической сфере, то следует отметить, что активизация Анкары в Ливии и в Восточном Средиземноморье, где Эрдоган намерен побороться за обширные газовые месторождения, контролируемые газовым консорциумом состоящем из представителей Греции, Кипра, Египта и Израиля, спровоцировала достаточно жесткие ответные действия Белого дома.

На сегодняшний день Вашингтон значительно усилил свою работу по введению ограничений на экспорт продукции в Турцию, чтобы сократить возможности Анкары по производству вооружений и военной техники и тем самым повлиять на активные действия Эрдогана. Также на Капитолийском холме обеспокоены ответной реакцией турецких властей в отношении компании Sierra Nevada, к которой мы вернемся чуть позже.

Американские ограничения в первую очередь направлены на те военные сферы, в которых Анкара испытывает наибольшую потребность, поскольку полностью зависит от импорта. Это – современная оптика, авионика, видеокамеры и иное оборудование, которое необходимо Анкаре для установки на летательных аппаратах, включая беспилотники Bayraktar TB-2, которые на сегодняшний день являются основным вспомогательным средством турецких военных на поле боя. В частности, они обеспечивают эффективность военных операций, которые проводятся турецкими военными в Сирии и Ливии.

Серьезный удар нанесен и по программе производства турецкого ударного вертолета T-129 ATAK, который разрабатывается компанией Турецкая аэрокосмическая промышленность (TAI). Двигатели для техники заказывались у совместного американского предприятия Honeywell и Rolls-Royce и также попали под ограничения.

При этом ударные вертолеты необходимы Анкаре не только для проведения военных операций на Ближнем Востоке. Турция заключила контракты на поставку 30 таких машин в Пакистан общей стоимостью в 1,5 млрд долларов, а также 24 вертолетов на Филиппины. Все договоренности на сегодняшний день находятся под угрозой срыва.

На этом фоне TAI развернула активную лоббистскую деятельность в США, в том числе и с помощью таких крупных компаний, как Greenberg Traurig и Capital Advisory, что, впрочем, не принесло позитивных изменений.

Напротив, в Пентагоне и Госдепартаменте лишь продолжают наращивать антитурецкую риторику, а также расширяют военное сотрудничество с Грецией, традиционным противником Эрдогана.  Отметим также, что перспективы начала поставок военных кораблей, самолетов и иных вооружений Афинам вызвала ажиотаж среди американских оборонных корпораций. На этом фоне активизировалось и их представители.

Известия о близости к завершению сделки между Францией и Грецией по продаже 18 истребителей Rafale лишь дополнительно подстегнули интерес к Афинам, как покупателю различных вооружений. Более того, за последнее время министр обороны Греции и его ведомство активно изучают вероятность закупки целого ряда вооружений, средств связи, наблюдения и разведки, опубликовав соответствующие запросы о предоставлении информации (RfI).

Несомненно, Соединенные Штаты намерены занять ведущие позиции в гонке за поставку вооружений Афинам и рассчитывают на контракты с греческой Intracom Defense, возглавляемой Джорджем Труллиносом. Intracom Defense на сегодняшний день уже сотрудничает с Raytheon по вопросам развертывания системы ПВО Patriot PAC-3, а также поставок некоторых компонентов F-16 Block 52 для греческих ВВС. Помимо этого, греческая компания взаимодействует с такими военными гигантами, как американская корпорация General Dynamics, французской Thales и израильской Aerospace Industries (IAI).

Также отметим, что другая греческая компания Ariexpo, тесно связанная с американским ВПК, а также ВМС Греции, достигла соглашения о поставке двигателей для судов специального назначения, которые ранее были подарены Афинам.

Активизировались на греческом направлении и французские оборонные компании. Впрочем, Sasyc, аффилированная с Airbus и известная в частности и тем, что в 2013 году ее председателя советов директоров Мильтиадиса Гаргаретаса арестовали за коррупцию, вряд ли сумеет составить серьезную конкуренцию США, особенно после активизации американских лоббистских структур, которые и ранее мешали вероятным греко-французским сделкам.

Смена позиции Вашингтона по отношению к Анкаре объясняется также начатым в Турции преследованием Фатиха Озмена, резидента упомянутой нами американской компании Sierra Nevada Corp (SNC), которая занимается оказанием технической поддержки воздушного наблюдения (ISR) американскому спецназу, ЦРУ, Агентству военной разведки (DIA) и другим подразделениям разведывательного сообщества США. Помимо этого, SNC взаимодействует и с турецкими спецслужбами.

В июле этого года Озмен был задержан турецкими правоохранителями в аэропорту Стамбула сразу после его прилета из США. Власти республики связывают задержание с крушением разведывательного самолета SNC Beechcraft Kingair 350i на востоке Турции во время проведения операции против курдов. 

В завершении отметим, что явная поддержка Соединенными Штатами Кипра и Греции, несомненно, еще больше подорвала кризис доверия к Вашингтону и администрации Трампа, который в настоящее время все сильнее разрастается в турецких правящих кругах.

Конечно, в Анкаре есть многочисленные политики и бизнесмены, которые выступают за восстановление и развитие отношений между Турцией и США. Главным образом это представители Турецкой ассоциации промышленников и предпринимателей (TÜSIAD). Тем не мене, на сегодняшний день, эти силы не способны перестроить существующий внешнеполитический вектор Анкары.

В результате можно констатировать, отношения некогда близких партнеров и союзников продолжают «искать свое дно». Более того, ряд экспертов допускает, что одним из сценариев развития событий может стать попытка смещения турецкого лидера, если не по канонам «Цветных революций», то путем активного сотрудничества с оппозиционными силами республики.