Россия и постсоветское пространство

Белоруссия: последний рубеж или только начало?

События последних выходных в Минске и других крупных городах показывают, что протестные движения в Белоруссии постепенно затухают, хотя отдельные вспышки и наблюдаются, а власть чувствует себя все уверенней. Массовые выступления недовольных (оппозицией их назвать трудно) проходят практически только по выходным дням и полностью контролируются правоохранителями, которые ведут себя в рамках приличий.

Одним словом, майданный блицкриг, на который рассчитывали поляки и прибалты, провалился. И серьезных эксцессов, по крайней мере, в ближайшей перспективе, до конца текущего года, ждать не приходится. Впрочем, что будет дальше, зависит от руководства республики.

Переломным моментом в противостоянии власти и протестующих было 16 августа, когда в ходе разговора В.Путина и А.Лукашенко российский лидер пообещал своему белорусскому коллеге помощь и поддержку. В том числе и по защите её внешних рубежей, а также по предотвращению серьезных внутренних беспорядков. За этим последовало быстрое формирование и выдвижение к российско-белорусской границе группировки российских правоохранителей. Это – что касается двустронки.

На внешнем, европейском контуре российский лидер провел две беседы с руководителями Германии и Франции, ведущих европейских стран, одна из которых (Германия) в настоящее время председательствует в Европейском Союзе.

Какие аргументы привел в ходе этих бесед Владимир Владимирович – мы вряд ли когда узнаем. Да это и не существенно. Главное, что, несмотря на все усилия «гиены Европы», как в свое время охарактеризовал Польшу Уинстон Черчилль, и её подпевал из числа «прибалтийских вымиратов», ЕС повел себя в отношении белорусского кризиса достаточно сдержано. Наезды на Минск в виде обещаний наложить санкции и других репрессивных мер начались позже. Этот выигрыш во времени в виде относительного затишья был весьма важен для начала стабилизации обстановки в Белоруссии.

Несмотря на то, что 17 – 23 августа польские и литовские спонсоры, они же реальные координаторы беспорядков, предпринимали максимально возможные усилия для того, чтобы все-таки переломить ситуацию в свою пользу, им так этого и не удалось. Наиболее буйные провокаторы уже были за решеткой, другие – встретив жесткий отпор со стороны ОМОНа, решили не рисковать своим здоровьем. Бастовать рабочие крупных государственных предприятий отказались. А оставшиеся, скажем вежливо, «романтики» из числа студентов, программистов, представителей интеллигенции и примкнувших к ним маргиналов стали действовать в прямом смысле по погоде: чем сильнее осадки, тем меньше участников акций.

Не будем перечислять другие события конца августа – начала сентября, направленные на оказание помощи Минску, главным из которых была сочинская встреча на высшем уровне, наиболее обсуждаемой новостью о которой, было выделение Белоруссии кредита в полтора миллиарда долларов.

Реакция на неё у наших СМИ и экспертов была зачастую диаметрально противоположной. От «доколе мы будем выбрасывать деньги в эту прорву» до «надо помочь, а то будет вторая Украина».

И вот тут, думается, можно вернуться к теме, обозначенной в заголовке.

Деньги – это, знаете ли, вещь хорошая и при любом раскладе нужная. Тем более что до упомянутых событий Москва вкачала в Белоруссию в виде инвестиций, помощи, субсидий, рынка для белорусских товаров и т.д. по разным оценкам от 100 до почти 200 миллиардов долларов, получая взамен непризнание Крыма, Южной Осетии и Абхазии. А в последний без малого год – поток всевозможных претензий и обвинений Бог знает в чем. Апофеозом этой дискотеки был арест 33-х наших «вагнеровцев».

Попытаюсь на эту рану насыпать еще немного соли: наверняка плюс к этим полуторам миллиардов зеленых дополнительные средства будут вкачены в белорусскую экономику через банки, подконтрольные государству российскому.  По крайней мере, раньше такие вещи имели место.

Так что вопрос о том, стоило ли нашему руководству идти на такие финансовые издержки, представляется весьма резонным. Это, даже если не считать ту политическую отрыжку, которая идет со стороны Запада по белорусскому вопросу. И уже не только со стороны европейских маргиналов. Не слишком ли накладно обходится нам спасение «старослужащего Лукашенко»?

Думается, что нет. И дело даже не в том, что на территории Белоруссии находится пара военных объектов, имеющих стратегическое значение для обороны России: радар дальнего обнаружения и узел связи нашего ВМФ. Их потеря в случае смены режима в Минске в прямом смысле пробила бы ощутимую, но временную брешь в нашей обороне. Ключевое слово здесь – «временную». Вспомним, как лет десять или чуть более тому назад наши азербайджанские партнеры в вежливой, но твердой форме потребовали удалить с их территории аналогичный радар. Инициаторы этого демарша, конечно, сидели не в Баку, но, видимо, местному руководству было сделано предложение, от которого оно не смогло отказаться…

Что мы получили в сухом остатке? Старый радар, а это многоэтажное капитальное сооружение с уникальной электронной начинкой был уничтожен. А вместо него на российском Северном Кавказе был сооружен новый. Справились. Хотя влетело это в копеечку.

Так что думается, что, идя на очередные финансовые и внешнеполитические издержки в отношениях с Западом, наше руководство исходило не только из военно-стратегических соображений.

Не следует забывать, что уничтоженная, что называется, на взлете «цветная революция» в Белоруссии является первым в своем роде опытом в международной практике. По крайней мере, в нашем ближнем зарубежье. И свидетельствует, хотелось так думать, о новом курсе Москвы.

За событиями в Минске и действиями Кремля внимательнейшим образом следили и следят не только в наших бывших союзных республиках, но и в других частях света. Тот факт, что Россия решительно встала на защиту своего союзника, не Лукашенко, а белорусского народа, продемонстрировал всему миру, что Москва может не только однозначно заявить о зоне своих интересов, но и продемонстрировать на практике свою готовность их отстаивать.

Первым шагом в этом направлении была Сирия. Потом – мы поддержали Венесуэлу. Но сегодня это происходит, по европейским понятиям «на задворках цивилизованного мира». Белоруссия, как ни крути, это одна из стран Центральной Европы, граничащая с НАТО. А это уже другой разговор, свидетельствующий о серьезности меняющегося (хотелось бы так думать) курса России в отношении своих союзников. И это многих заставит задуматься, какую сторону выбирать…