Ближний Восток США

Турция-США: есть ли шанс преодолеть противоречия?

13 ноября в столице США – Вашингтоне прошла встреча американского лидера Дональда Трампа и его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана. Как и предполагалось, основными темами для переговоров стали вопросы покупки Анкары российских зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400, курдский фактор, а также некоторые другие аспекты двусторонних отношений.

За последнее время отношения между союзниками по НАТО заметно испортились.Многие аналитики связывают это с текущими вопросами по укреплению связей Турции с Россией и покупку ее вооружений, рискнем предположить, что данный процесс начался гораздо раньше, а именно – в 2016 году во время попытки провести в стране вооруженный переворот.

Напомним, в результате неудавшейся попытки государственного переворота в июле 2016 года, Анкара обвинила в его организации беглого турецкого проповедника и экс-соратника Эрдагана – Фетхуллаха Гюлена, скрывающегося в США. В Белом доме, который в тот период возглавлял Барак Обама, отказались выдать предполагаемого виновника путча. Ровно с того момента и изменилась турецкая риторика в адрес США, а бывший союзник стал чуть ли не врагом, организовавшим попытку свержения действующей власти.

Говоря о покупке Анкарой российских систем С-400 важно отметить, что одной из основных причин выбора именно российской ЗРС стали последствия путча 2016 года.

Во время попытки государственного переворота важную роль у путчистов играла авиация – американские истребители F-16, а также вертолеты AH-1 Super Cobra.

Авиация путчистов начала полеты в Анкаре и в Стамбуле на предельно малых высотах, таким образом, напугав граждан. Более того, чтобы истребители F-16 долго держались в воздухе, с авиабазы Инджирлик были подняты танкеры KC135R. Помимо оказания психологического эффекта, также были разбомблены здания MİT (Национальная разведывательная организация), Главного управления службы безопасности, TÜRKSATа (оператор спутниковой связи) и других учреждений. Четыре раза был нанесен авиаудар по зданию парламента Турции.

Также вертолеты участников переворота нанесли удары по отелю в городе Мармарис, где должен был в этот момент находиться Эрдоган. Впрочем, президента за несколько часов успели эвакуировать. По так и не подтвержденным, но и не опровергнутым сведениям, информация о готовящимся ударе по убежищу турецкого президента, а также о планах по его физической ликвидации была своевременно передана турецкой стороне российской военной разведкой.

Реакцией Эрдогана на эти события, помимо начала массовых арестов, посадок, закрытия СМИ и т.д., стало начало переговоров с Россией о покупке систем противовоздушной обороны, способных противостоять авиации американского производства.

Ряд аналитиков подчеркивает, что Эрдоган до сих пор считает, что попытка переворота в 2016 г. была организована при помощи США, и не доверяет Белому дому. Например, по данным турецких СМИ, самолеты, которые должны были сбить борт Эрдогана, взлетели с базы Инджирлик, находящейся под контролем США — НАТО.

Одновременно с этим действия Кремля накануне и в момент попытки переворота продемонстрировали, что России можно доверять.

В данном контексте решение о диверсификации турецких систем ПВО выглядит обоснованным. Тем не менее, оно ухудшило и без того уже не самые лучшие отношения Турции с США и даже создало условия для того, чтобы Белый дом на основании закона CAATSA («О противостоянии противникам Америки посредством санкций») ввел санкции в отношении Анкары.

Вторым фактором, влияющим на американо-турецкие отношения, а следовательно – и переговоры Трампа с Эрдоганом, является обстановка внутри Турецкой Республики.

После громкого заявления американского лидера, которое он сделал в адрес своего турецкого коллеги, призвав последнего «не быть дураком», оппозиция в Турции резко выступила против встречи президентов двух стран.

Вплоть до 13 ноября в риторике оппозиционных политиков в Турции превалировали два основных тезиса.

Во-первых, они обвиняли Эрдогана в том, что он является наиболее проамерикански настроенным президентом за всю историю государства несмотря на то, что сам глава Турции с трибуны выступает ярым противником Запада и США.

Во-вторых, зазвучали обвинения в адрес США о том, что именно Белый дом является основным виновником экономического кризиса, который в настоящее время переживает Турция, а не руководство страны, допустившее ряд системных ошибок.

Последнее утверждение оппозиция подкрепляет тем фактом, что Трамп то вводит, то отменяет косметические санкции против Турции, давая руководству страны возможность ссылаться на внешние силы в обосновании сложностей в преодолении негативных экономических трендов, которые не позволяют вернуть Турцию на траекторию устойчивого роста.

Впрочем, тот факт, что отношения Анкары и Вашингтона находятся практически на «дне» сейчас уже очевиден. При этом причина этому кроется не только росте связей Турции с Россией.

Современные российско-турецкие связи базируются на трех основных столпах. Это – АЭС «Аккую», газопровод «Турецкий поток» и системы ПВО С-400. Объясняется это тем, что Анкаре нужна атомная энергетика, газ и деньги за газовый транзит, а также зонтик для прикрытия страны с воздуха.

При этом первоначально не Россия рассматривалась турецкими властями в качестве решения указанных вопросов. Подробный разворот Анкары к Москве – это следствие прокола самого Запада, выпустившего ситуацию из рук.

И тут совершенно неважно, кого из мировых лидеров Эрдоган любит или терпеть не может.  В первую очередь турецкий президент – прагматик, который исходит из интересов собственных и государственных. Если нельзя необходимое получить у Запада, он пойдет на Восток, а то и на Юг.

Тем не менее, несмотря на значительные проблемы и споры, визит Эрдогана к Трампу все же состоялся.

По итогам переговоров американских лидер и его турецкий коллега поручили своим ключевым министрам провести работу по урегулированию ситуации вокруг покупки Анкарой российских ЗРС С-400. Более того, Эрдоган, выступая на совместной пресс-конференции, сообщил, что готов приобрести зенитные ракетные комплексы «Пэтриот», если Вашингтон согласится предоставить выгодные условия.

Под «условиями», вероятнее всего, подразумевается введенная Вашингтоном заморозка поставок в Турцию новейших истребителей пятого поколения F-35. Напомним, что, несмотря на то, что Анкара принимает участие в разработке авиационного комплекса, в Вашингтоне приняли решение не отправлять его союзнику по НАТО из-за покупки российских систем ПВО.

При этом вашингтонская администрация настаивает, чтобы Анкара не вводила С-400 в эксплуатацию, и системы не могли иметь доступ к средствам коммуникации и защиты F-35.

Данный вариант не прошел, что, несомненно, играет на руку Москве. Несмотря на созданные экспертные комиссии для изучения и решения сложившейся проблемы, очевидно, что Эрдоган пытается «усидеть на двух стульях» – использовать российские системы ПВО, и при этом и получить американские F-35. Более того, уже после встречи двух лидеров, турецкие власти назвали отказ от С-400 «невозможным».

Вторым важным вопросом, обсуждавшимся лидерами США и Турции, стали сирийские курды.

Напомним, что долгое время в Белом доме считали курдов союзниками. В Анкаре в свою очередь их признают террористами, угрожающими не только стабильности и спокойствию юго-восточных регионов Турции, но и всего государства в целом.

После начала военной операции Анкары на турецко-сирийской границе под названием «Источник мира», Вашингтон вывел своих военных, расположенных в Сирии, из-под возможного удара. Однако заявил о недопустимости действий Турции и пригрозил введением санкций, которые могли сильно ударить по экономике американского союзника.

В результате переговоров стороны остались на своих позициях, в первую очередь потому, что Трамп не пошел на какие-либо уступки.

Говоря о выводе американских военных из Сирии (а Трамп еще в ходе избирательной кампании обещал вернуть на родину часть военных, находящихся за рубежом) следует признать, что Пентагону удалось убедить главу Белого дома в необходимости сохранить часть воинского контингента в Сирии. В частности, в районах нефтедобычи. И тут важно подчеркнуть, что нахождение военнослужащих США там невозможно без сохранения связей с курдами, де-факто контролирующими эти территории.

В завершении отметим, что, несмотря на ажиотаж вокруг переговоров двух лидеров, отношения Турции и США по-прежнему находятся на крайне низком уровне. Тем не менее, это ни коим образом не означает, что возможен окончательный разрыв между Вашингтоном и Анкарой. Более того, при наличии серьезных разногласий, два государства друг другу нужны в самых разных вопросах – военных, логистических, транспортных и других.

Можно констатировать, что Анкара продолжает вести прагматичную политику, стараясь сохранить отношения со всеми выгодными для нее пантерами, в том числе и с Россией, и с США.

И еще о прагматике. Вроде бы вашингтонская встреча закончилась ничем. Каждая из сторон осталась на своих прежних позициях. Видимых подвижек не произошло. И, тем не менее, стороны, как представляется, расстались довольные друг другом. Трамп, например, назвал переговоры «замечательными», добавив, что он – «большой поклонник» Эрдогана, с которым у него состоялась «продуктивная беседа». В той же тональности, хотя и в более сдержанных выражениях, выступил и турецкий президент.

Думается, главной целью этой встречи для обоих лидеров был пиар. Причем пиар, направленный на внутреннюю американскую и турецкую аудитории. Трампу, который несколько недель назад еще рекомендовал турецкому президенту «не вести себя как дурак», надо было продемонстрировать своим сторонникам и оппонентам, что его жесткие заявления и угрозы возымели действие (какое – неважно). Что касается Эрдогана, то ему было выгодно показать своим оппонентам, особенно тем, кто рассчитывает на американскую поддержку, что в отношениях с нынешней администрацией у него все в порядке. Тем более, что какой бы накал не приобретали конфликтные ситуации, в которых могут оказаться две страны, до критического состояния, когда на повестку дня может выйти вопрос о членстве Турции в НАТО или что-нибудь в этом роде, дело вряд ли дойдет. По крайней мере в среднесрочной перспективе.