Ближний Восток

Урегулирование на северо-востоке Сирии: достижения и потенциальные проблемы

Фото: ria.ru

Переговорный марафон российского президента Владимира Путина и его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана, который 22 октября продолжался без малого семь часов, привел к разрешению военного конфликта на северо-востоке Сирии.

Напомним, что согласно идее турецкого лидера, которую он уже не раз высказывал на мероприятиях различного уровня, Анкара планировала создать 30-километровый «коридор мира» от границы Турции вглубь Сирии. Длина зоны безопасности должна была составить примерно 480 км. Предполагается, что на эту территорию будет переселено от 1 до 2 млн беженцев, находящихся в настоящее время в Турции.

И в соответствии с этими планами 9 октября Анкара начала наземную операцию под названием «Источник мира». Однако на момент приостановления боевых действий, несмотря на использование авиации, бронетехники и артиллерии, турецкая армия сумела занять лишь небольшой участок на границе с Сирией от населенного пункта Рас-эль-Айном до Теллб-Абъяда.

Но вернемся к итогам сочинских переговоров, в результате которых между лидерами двух стран было достигнуто соглашение, подразумевающее следующие основные моменты:

– Вывод подразделений курдских отрядов самообороны и их вооружения на 30 км от сирийско-турецкой границы, который должен завершиться в течение 150 часов после 12:00 23 октября 2019 года.

– Начиная с 12:00 23 октября 2019 года на сирийскую сторону сирийско-турецкой границы за пределами зоны операции «Источник мира» вводятся подразделения российской военной полиции и сирийской пограничной службы, которые будут содействовать выводу подразделений курдских отрядов самообороны.

– После вывода курдских формирований начнется совместное российско-турецкое патрулирование на глубину до 10 км от границы к западу и востоку от района операции «Источник мира», кроме города Камышлы.

– Существующий статус-кво в нынешнем районе операции «Источник мира» между Тель-Абъядом и Рас-эль-Айном глубиной до 32 км будет сохранен.

Таким образом, можно констатировать, что, согласно документу, Турция сохранит за собой участок границы между Рас-эль-Айном и Телль-Абъядом. Остальные районы, за исключением Камышлы, будут контролироваться совместными российско-турецкими патрулями. Москва также обязуется вывести курдские вооруженные отряды на глубину 30 км из районов Кобани, Манбидж, Ракка, Табка, Айн-Иса и Телль-Тамер.

Помимо этого, Анкара и Москва подтвердили приверженность уже существующим политическим форматам взаимодействия. В меморандуме подчеркивается необходимость продолжения действия Астанинского формата и работы сирийского конституционного комитета.

Отметим, что перед встречей с Владимиром Путиным, Эрдоган также провел 17 октября переговоры с вице-президентом США Майклом Пенсом и госсекретарем Майком Помпео. В рамках встречи, прошедшей тет-а-тет, американский представитель указал на необходимость прекратить операцию «Источник мира» и начать переговоры с курдскими формированиями.

Призыв американцев начать переговоры турок с сирийскими курдами можно расценивать как своего рода попытку спасти собственное лицо, которое Вашингтон потерял, предав своих союзников по борьбе с террористами ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация).

Дело в том, что на прямые переговоры Анкара не пойдет, поскольку она обвиняет курдские «Силы народной самообороны» (СНС) в связях с Рабочей партией Курдистана (РПК), которая в Турции признана террористической организацией.

Последние сообщения из Заефратья говорят о том, что стороны выполняют взятые на себя обязательства и обстановка на северо-востоке Сирии начинает стабилизироваться. Поэтому мы не будем останавливаться на этих вопросах, которые успешно решает российская военная полиция, а также сирийские пограничники и военные. Хотелось бы отметить ряд других вопросов, которые могут оказать негативное влияние на реализацию Турцией сочинских договоренностей.

Во-первых, как планируется перемещение огромного количества беженцев в эту зону? Гражданская война в Сирии началась в 2011 году. Вскоре в Турции и появились первые беженцы. Многие из них уже нашли работу, приобрели жилье, их дети родились в Турции … И теперь они должны возвращаться в Сирию, в районы, дотла разрушенные и разоренные войной? То, что это будет добровольное перемещение, весьма сомнительно. Особенно сирийцев, которые обосновались не в приграничных районах, а, скажем, в Стамбуле.

Во-вторых, США не планируют выводить своих военнослужащих, расположенных в районе нефтяных месторождений в провинциях Ракка и Дейр эз-Зор, мотивируя это тем, что «они могут перейти под контроль ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация)». Таким образом, остается открытым важнейший вопрос о возвращении сирийского ТЭК под контроль Дамаска.

Неясно в настоящий момент и то, о чем на самом деле договорились США и Турция. Экономические санкции, введенные Вашингтоном, в реальности оказались в большей степени пустышкой. Отмена сделки на один миллиард звучит более чем странно, поскольку она и так не была бы заключена, а удвоение тарифов на импорт турецкой стали, затрагивает только малую часть всего экспорта в Соединенные Штаты.

В настоящее время Конгресс США по инициативе демократа Боба Менендеса планирует ввести санкции на экспорт в Турцию американского оружия, но заокеанские эксперты с высокой степенью уверенности прогнозируют, что Трамп наложит на этот законопроект президентское вето. Ссориться накануне выборов 2020 года с военно-промышленным комплексом, одним из ведущих спонсоров республиканской партии, президенту ни к чему. Несмотря на всю свою риторику, Вашингтон даже не намекнул о возможность отмены визита в США Реджепа Тайипа Эрдогана, который запланирован на 13 ноября. 

Так что можно констатировать, что в отношениях двух стран не существует глубоко кризиса, а публично продемонстрированный конфликт является больше показательным, чем настоящим.

Кстати, напомним, что до начала операции «Источник мира» 7 августа турецким и американским военным удалось договориться о формировании Центра совместных операций, который должен координировать их действия в Сирии во время формирования буферной зоны. В рамках этого проекта турки должны действовать на земле, а американцы – в воздухе.

Но вернемся к нашим вопросам, которые могут осложнить Анкаре участие в нормализации обстановки в Сирии. Что станет с созданной турками Свободной национальной армией (СНА), которая в основном и воевала на земле в ходе операции, в то время как турецкие военные поддерживали их действия своим огнем из орудий и с воздуха.

СНА – новая структура, созданная Турцией с момента начала операции «Щит Евфрата», которую Анкара проводила на территории Сирии три года назад.

Предполагается, что она будет состоять из семи корпусов: первые три были сформированы на протяжении с 2016 года, и новые четыре корпуса будут созданы из повстанческих группировок, которые в настоящее время находятся в Идлибе.

Заместителем начальника штаба этой армии в провинции Идлиб будет Фадлулла Хаджи, бывший командующий Национальным фронтом за освобождение в Идлибе; Аднан аль-Ахмад станет заместителем начальника штаба в Северном Алеппо и Африне. Поворотным моментом для этого процесса была операция «Щит Евфрата» и важным этапом — нынешняя операция турок против курдов.

На сегодня туркам удалось объединить порядка 28 различных оппозиционных групп, среди которых в первую очередь необходимо выделить «Ахрар аш-Шам» (запрещенная в РФ террористическая организация), «Нурреддин аз-Зенги» и «Сурур».

Реальный военный вес из них имеют только 23. Важно в данном случае то, что ранее часть из этих групп находились под контролем ЦРУ США. Уход американцев из Сирии вынудил эти группы уйти в орбиту Турции. Всего же на территории провинции Идлиб насчитывается порядка 41 оппозиционных структур: 27 из них были изначально под турецким контролем. 30 воевали в Северном Алеппо против режима Асада. 31 фракция воевала с курдами и в Африне; 11 — вели бои с «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в России) и войсками Асада в Идлибе.

Среди 41 фракции, которые присоединились к СНА, 15 ранее состояли в протурецкой коалиции «Фронт национального освобождения» (ФНО) и 26 — в протурецкой Национальной армии («Ахрар аш-Шам», «Ахрар аш-Шаркия», «Файлак аш-Шам», «Фирка Хамза», «Фирка Султан Мурад», «Свободная армия Идлиба», «Джебхат Шамида», «Джейш аль-Ислам», «Джейш аль-Ахрар», «Джейш ан-Наср»). 13 из этих фракций перешли в новую структуру после того, как США сократили им свою поддержку.

Численность СНА в настоящее время составляет по оценкам американских экспертов 70 000-90 000 человек. Впрочем, российские специалисты считают данные цифры завышенными, как минимум, вдвое.

Одним из новых логистических центров новой структуры планируется сделать Телль-Абьяд на севере Сирии, через который будет идти снабжение тяжелой техникой. Отметим также, что данный город в рамках Сочинских соглашений остается под контролем Анкары. СНА подчиняется Временному правительству Сирии, которое базируется в пограничном турецком городе Газиантеп.

Вероятнее всего в Турции надеются включить новую структуру в процесс послевоенного урегулирования в Сирии. Для этого Временное правительство будет позиционироваться Анкарой на международной арене как самостоятельная политическая сила с целью включения в астанинский формат и работу конституционного комитета.

Что касается СНА, то турки ведут работу по формированию её централизованного финансового ресурса, повышению кадрового и территориального потенциала, развитию объединенного командования, установление прямых и официальных контактов с группировками в Идлибе на предмет их поглощения.

Главной проблемой для Анкары при реализации подобного сценария станут разногласия внутри самих оппозиционных групп, а также сложности в процессе интеграции просаудовских групп в новую структуру.

Основную роль в рамках нивелирования этих проблемных точек Анкара отводит разведывательной службе Турции – МIТ. На сегодня Анкара полностью мобилизовала свои разведывательные возможности, в частности МIТ, для поддержки военной операции в Сирийской Арабской Республике (САР). Подчеркнем, что Хакан Фидан, глава MIT, активно участвует в новом турецком наступлении, которое началось в Сирии в начале месяца.

В завершении отметим, что Анкара, несмотря на достигнуты соглашения с Москвой, проводит подготовку собственных сил, как политических, так и военных, для установления контроля над интересующими ее северными территориями Сирии. Более того, 27 октября Эрдоган объявил о возможности новой операции в Сирии в случае, если курды не покинут 30 километровую буферную зону.

Впрочем, прямое столкновение турецкой армии с сирийской, а уж тем более – с российской, представляется в настоящее время маловероятным сценарием. Причина кроется не только в мощи Москвы и Дамаска, но и в слабом экономическом положении Турции.

Также добавим, что Турция продолжит переговоры об откровенной перекупке основных полевых командиров просаудовских группировок в САР. При этом любая операция сирийских правительственных сил и российских ВКС по разгрому групп в Идлибе будет играть на интерес Анкары с точки зрения реализации ее планов по созданию единой и лояльной себе оппозиционной силы в Сирии.