Африка

Кризис в Ливии: до развязки еще далеко

Боевые действия в Ливии между Ливийской национальной армией (ЛНА), которая возглавляется фельдмаршалом Халифой Хафтаром, и Правительством национального согласия (ПНС) под руководством Фаиза Сараджа продолжаются. И, похоже, что это противостояние двух основных противоборствующих сил республики приобретает все более затяжной характер. Поимо перестрелок под столицей государства – Триполи, бои разной степени интенсивности идут в районе города Мурзук в муниципалитете Марзук, в Феццане и ряде других регионов страны.

Впрочем, из-за нехватки живой силы у ЛНА, сокращению финансовых вливаний со стороны ОАЭ в казну Хафтара, а также неопределенности позиции США по ливийскому кризису, стороны сохраняют занимаемые позиции без какого-либо активного продвижения в глубь территорий противника.

Напомним, что активные боевые действия начались1 августа, когда Ливийская национальная армия начала наземную операцию в районе города Мурзук.

Отметим, что город расположен на юге страны, и события, происходящие в этом районе, не могут оказать влияние на боевые действия под Триполи. Интерес к этой территории со стороны сил Хафтара был продиктован тем, что там расположен ряд крупных нефтяных месторождений, контролируемых «Силами защиты Юга» (SPF).

Согласно заявлению представителя командования 73-й мотострелковой бригады ЛНА Мунзер аль-Хартуша, операция проводилась при поддержке авиации, а местные отряды самообороны приветствовали силы Халифа Хафтара и присоединились к фельдмаршалу.

При этом отметим, что в рамках проведения операции были осуществлены атаки с воздуха по жилым кварталам района Эль-Калаа города Мурзук. В ПНСответственность за обстрел возложили на военных ЛНА, которые в ответ заявили, что их самолеты наносили исключительно точечные удары по позициям экстремистских группировок.

Помимо этого войска Халифа Хафтара попытались установить контроль над стратегически важным городом Гарьян, расположенным на пересечении торговых и логистических путей из Феццана в Триполитанию.

Согласно новостному порталу «Эфригейтньюс», в рамках проведения операции под городом Мурзук, военные ЛНА захватили около 30 иностранных наемников, воевавших на стороне радикальных вооруженных формирований.

Тем не менее, эксперты отмечают, что попытки Халифа Хафтара взять под контроль Мурзук провалились. Более того, 19 августа стратегический район полностью контролировался «Силами защиты Юга», которые являются оппонентами ЛНА. SPF взяли под контроль город после того, как им удалось выбить из него представителей ополчения местных племен.

При этом отметим, что силами, защищавшими Мурзук от атак ЛНА, командовала так называемая «нефтяная гвардия» (PFG), находящаяся под руководством Ибрагима аль-Джадрана. «Гвардия» получила известность неоднократными   захватами нефтяных месторождений в Ливии. Непосредственное командование операцией по обороне города силами SPF осуществляли член PFG Хасана Муссу Сугуи и Абу Бакара аль-Суки, который ранее возглавлял силы PFG на нефтяном месторождении Elephant.

В Триполи SPF поддерживается полевым командиром Али Кана, а также Хасаном Муссой Келей, который в 2018 году провел операции по захвату ряда месторождений нефти, а в настоящее время воюет против ЛНА в Азизии.

Боевые действия продолжаются также и в окрестностях ливийской столицы Триполи. Только с 11 сентября, согласно новостному порталу «Эфригейтньюс», Правительство национального согласия под руководством Фаиза Сараджа потеряло убитым более 200 человек. Отмечается, что серьезные потери ПНС понесло также в районе Эс-Сбиа, который расположен в 10 километрах от международного аэропорта столицы.

Начиная с 9 сентября, в рамках воздушных атак сил Халифа Хафтара был уничтожен ряд командных пунктов, складов вооружений, а также техника и живая сила противника.

Тем не менее, несмотря на активные действия ЛНА, правительству Сараджа удалось не только отстоять подконтрольные ему территории, но и расширить их, отвоевав часть района Эс-Сбиа.  Отметим, что цифра в 200 человек погибшими является, вероятнее всего, завышенной. При этом, атака ПНС показала хрупкость обороны Хафтара, подразделения которого, согласно многочисленным источникам, испытывают острый дефицит в людях.

Косвенно эта информация подтверждается прошедшей 10 сентября мобилизацией работников Министерства внутренних дел Бенгази для того, чтобы остановить наступление ПНС на фоне отказа ряда племен принимать участие в боевых действиях.

На фоне нехватки живой силы, 9-ая бригада ЛНА вступила в боестолкновение с «ополчением Рады», возглавляемым Абдеррауфом Карой в Айн-Заре. Отметим, что ранее данная группировка, являющаяся достаточно мощной силой, сохраняла нейтралитет в противостоянии Хафтара и Сараджа, который теперь, судя по всему, нарушен, и её руководство переходит на сторону ПНС.

В Феццане расклад сил складывается также не в пользу ЛНА, где обстановка обострилась после того, как военные Хафтара в результате обстрелов при штурме Марзука убили около 43 представителей местного племени Тубу.

По некоторым сведениям, для деэскалации этой ситуации Объединенные Арабские Эмираты с июля проводят переговоры с местными племенами Тубу и Ахали, а также ведут активную обработку депутата от Мурзука в Палате представителей в Тобруке Тобу Мухаммеда Адама Лино. 

4 сентября он посетил ОАЭ, где провел переговоры с представителями местных спецслужб, в рамках которых стороны был начат поиск точек соприкосновения между Тубу и ЛНА. Вероятнее всего, племени пообещали щедрое денежное вознаграждение в том случае, если оно решится на урегулирование конфликта с фельдмаршалом. Впрочем, пока что, договоренность так и не была достигнута, а сложившаяся в Феццане напряженность не позволяет Хафтару установить в районе свое полноценное военное присутствие.

Эксперты и международные наблюдатели сходятся во мнении, что ключевой проблемой для ЛНА в настоящее время является нехватка сил и средств для ведения боевых действий. Благодаря финансовой и организационной   Саудовской Аравии, в силы Хафтара входят ополченцы различных племен, саудовские наемники, а также салафиты, являющиеся последователями саудовского проповедника Раби аль-Мадхали. Тем не менее, Эр-Рияд предпочитает оказывать исключительно финансовую поддержку, не участвуя в боевых действиях напрямую.

ОАЭ и Египет проводят более прагматичную политику. Абу-Даби сумел обеспечить превосходство ЛНА в воздухе, построив две авиабазы на востоке Ливии – Эль-Харуба и Эль-Хадем. Согласно ряду источников, подкуп местных ливийских племен также осуществляется за счет замороженных ливийских активов в ОАЭ.

Интерес Эмиратов в данном случае объясняется исключительно коммерческими интересами. Во времена правления М. Каддафи Абу-Даби были вторым торговым партнёром Ливии. Страна привлекла $ 1 млрд эмиратских инвестиций в 2008 году и экспортировала на $130 млн в ОАЭ в 2010 году. Логистические и строительные корпорации из ОАЭ, такие как Al Ghurair Group, DP World и Etisalat, являются одними из многих компаний ОАЭ, которые видят большие перспективы в ливийском рынке и хотели бы, чтобы обстановка в стране стабилизировалась, и она снова стала единым государством.

Каир также придерживается тактики конкретных действий при поддержке ЛНА, в том числе и нанося прямые удары не только по представителям запрещенной в России террористической организации «Исламское Государство», но и по другим исламистским группировкам на территории Ливии.

Эксперты ООН неоднократно проводили расследования о нарушении эмбарго на поставки оружия Хафтару, а также об оказании ему материально-технической поддержки, как со стороны Египта, так и со стороны ОАЭ.

Тем не менее, ввиду затягивания конфликта, Абу-Даби снижает количество выделяемой помощи, в том числе и материальной. А это приводит к нехватке сил у Хафтра, который вынужден воевать на различных фронтах: под Триполи, в Феццане и в ряде других регионов страны.

Свой вклад в затягивание конфликта вносит и Турция, которая поддерживает ПНС. В последнее время она нарастила поставки беспилотников, а также бронемашин «Кирпи». При этом имеются сведения, что Анкара использует для отправки материально-технической помощи, оружия и денег собственные самолеты авиакомпании Turkish Airlines.

Однако отметим, что Турция на сегодняшний день не имеет возможности оказывать масштабную помощь ПНС ввиду неблагополучной экономической ситуации, и ее действия в настоящее время не стоит переоценивать. При этом ключевой интерес Анкары заключается в попытке использовать Ливию в собственной геополитической игре. В частности, путем задействования имеющихся у неё рычагов влияния на исламистов, получить дополнительный политический вес в регионе.

Говоря об участии внешних сил в ливийском нельзя не отметить, что ключевой неразрешенный в настоящее время вопрос– это отношение к участникам конфликта США, которые пока не высказали поддержи конкретной стороне. В последнее время в Белом Доме склоняются то в сторону ЛНА, то в сторону ПНС. Однако пока наиболее вероятным сценарием является сохранение Вашингтоном нейтралитета, что обуславливается предстоящими в 2020 году выборами.

На этом фоне любопытным выглядит обсуждение ливийского досье между президентом Египта Абдель Фаттах ас-Сиси и главой США Дональдом Трампом в кулуарах саммита G7, который проходил в Биаррице с 24 по 26 августа. Впрочем, несмотря на призывы египетского лидера оказать поддержу именно ЛНА, по итогам встречи лидеры «Большой семерки» ограничились лишь дежурными заявлениями о необходимости установления перемирия в Ливии. Возможно, более конкретные решения по ливийскому досье будут приняты в рамках подготовительных совещания в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН. Однако в настоящее время кризис лишь затягивается, и, вероятнее всего, если США, а вслед за ними и их европейские союзники, открыто не поддержат одну из сторон, боестолкновения между силами ЛНА и ПНС будут продолжаться, что, впрочем, вряд ли существенно повлияет на их способность установить свой контроль над всей страной.