Ближний Восток

Какими будут последствия атаки на Саудовскую Аравию?

26 сентября генеральный секретарь ОПЕК (организация стран – экспортёров нефти) Мохаммед Баркиндо заявил, что Саудовская Аравия практически полностью восстановила добычу нефти после атаки дронов на нефтяные объекты государства.

Ранее, 14 сентября, нефтяные объекты саудовской компании Saudi Aramco, расположенные в Абкаике и Хурайсе, подверглись атаке дронами и ракетами. Ответственность за атаку взяли на себя мятежники-хоуситы, состоящие в йеменском движении «Ансар Аллах». Отметим, что данное движение регулярно подвергается обвинениям в связях с «Хезболлой», а также в получении финансовой и военной помощи из Ирана.

В результате взрывов, а также пожаров, вызванных ими, добыча нефти Королевства Саудовская Аравия (КСА) сократилась на 5,7 млн баррелей в сутки из тех 9,7 млн баррелей, которые в тот период добывались. Половину из утерянных объемов производства удалось восстановить к вечеру 17 сентября.

Достигнуть уровня добычи в 12 млн баррелей в сутки в Эр-Рияде рассчитывают уже к концу ноября, а в настоящее время компенсируют недостатки производственных мощностей за счет накопленных стратегических запасов.

В данном случае, ключевым вопросом является, насколько реалистичны оценки сроков восстановления пострадавшей инфраструктуры.

Американские аналитики сходятся во мнении, что в случае, если не последуют новые нападения, то в краткосрочной перспективе процесс ликвидации последствий удара в Абкаике и Хурайсе будет несложным. Хотя тем не менее озвученные в Aramco сроки представляются американцам слишком радужными.

Эксперты полагают, что заявления саудитов продиктованы стремлением снять опасения участников нефтяного рынка относительно способности КСА выполнять собственные обязательства. Что же касается заявленного графика восстановления полной производственной мощности на двух поврежденных объектах, то он не соответствует ни масштабам разрушений, ни возможностям по их ликвидации.

Главным препятствием к наращиванию переработки на Абкаике являются повреждения сфероидов. То есть башен, используемых для разгерметизации нефти и удаления из неё воды и растворенных газов.

Согласно заявлениям саудовских властей, на объекте были поражены с разной степенью ущерба около 11 сфероидов из 18. При этом отметим, что после атаки Абкаик производил лишь 2,5 млн баррелей нефти в сутки. Это позволяет сделать вывод, что в реальности работоспособными остались лишь 4 башни.

Технологической комплекс в Хурайсе поразили 4 крылатые ракеты. Ущерб оказался столь значительным, что саудовское руководство всерьез вело дискуссии о восстановлении мощностей путем строительства новых блоков взамен ремонта поврежденных. Тем не менее, в настоящий момент принято решение о реконструкции пострадавших объектов.

До нападения добыча Хурайса составляла 1,2 млн баррелей в сутки при производственной мощности в 1,45 млн баррелей. В рамках ракетной атаки 3 из 5 его стабилизационных башен получили значительные повреждения. Саудовские чиновники рассчитывали восстановить полную мощность завода к началу октября. Однако пока информация на этот счет отсутствует, что говорит о затягивании сроков ликвидации последствий обстрела.

Текущие уровни производства остаются неизвестными, однако власти КСА заявили, что им удалось восстановить 30% производства (360 000 баррелей в сутки) в течение 24 часов после нападения.

Несмотря на значительные разрушения, Саудовская Аравия оказалась в состоянии поднять производственные мощности, нарастив добычу до уровня, предшествующего атаке, — 9,7 млн баррелей в сутки. С учетом остальных нефтяных объектов в стране, вероятнее всего, после нападения удалось ввести в эксплуатацию минимум 2-3 сфероида, обеспечив тем самым возвращение докризисного уровня.

Помимо экономических аспектов, нападение на нефтяные объекты в Саудовской Аравии породило ряд политических, а также военных вопросов.

Так до сих пор нет ответа, как многочисленные системы ПВО КСА смогли пропустить беспилотники и ракеты, преодолевшие значительные расстояния до намеченных целей.

Средства воздушной обороны Саудовской Аравии в основном укомплектованы американскими системами Patriot, производимыми компанией Raytheon. ПВО проходит постоянные модернизации, а в также уже заказаны комплексы Terminal High Altitude Area Defense(THAAD). Отметим, что данные системы, в отличии от российских «Панцирь-С», ТОР и С-400, вежливо говоря, не являются не идеальным средством для противостояния малым низколетящим целям. Эта проблема усугубляется тем, что практически все компоненты системы противоракетной обороны в основном настроены на перехват баллистических ракет и высотных целей.

В результате госсекретарю США Майку Помпео в рамках своего блиц-визита в КСА и ОСА, который состоялся 18-19 сентября, пришлось оправдываться за то, что американские системы ПВО Patriot не умели перехватить и уничтожить беспилотники.

«Мы были свидетелями того, как системы ПВО по всему миру действуют с переменным успехом, — привела пресс-служба Госдепартамента США слова Помпео по прибытии в Джидду. — Некоторые из лучших в мире систем не всегда срабатывают».

В ответ газета «The Wall Street Journal» обратила внимание на то, что беспилотники, наносившие удар по нефтепромыслам, «преодолели сотни миль в регионе, где размещены американские военные базы, и они не были обнаружены».

Информационное агентство Associated Press (AP) в свою очередь напомнило о том, что в Саудовской Аравии развернуты «многочисленные батареи современных американских ракет Patriot, предназначенных для борьбы с самолетами или баллистическими ракетами малой дальности». Система ПВО, отметило агентство, «совершенно очевидно, не была готова к отражению атаки, которая была осуществлена необычными методами и была беспрецедентной по масштабам».

В качестве одной из версий, по которой саудовские средства ПВО не отразили атаку, ряд военных экспертов указывает на тот факт, что воздушная оборона королевства была выстроена еще более 30 лет назад против вероятных атак Ирака, который тогда возглавлял Саддам Хусейн.

После того, как в результате вторжения американцев иракские войска были разгромлены, ПВО КСА просто не была переориентирована на новые направления потенциальных угроз, а так и остались прикрывать воздушное пространство со стороны Ирака и Ирана. Таким образом, согласно данной версии, атаки оказались успешными, в том числе и по тому, что полет ракет и дронов пролегал по неприкрытой части воздушного пространства Саудовской Аравии средствами противовоздушной обороны.

Другой ключевой проблемой для КСА является возможность расширения списка целей на её территории.

Большинство ключевых перерабатывающих предприятий Саудовской Аравии расположены вблизи побережья к Персидского залива и предназначены для обработки сырья, поступающего с морских месторождений.

Среди них завод Safaniya. Он перерабатывает нефть, добываемую на одноименном морском нефтяном месторождении, крупнейшем в мире. Его производственная мощность 1,3 млн баррелей в сутки. Завод Manifa делает то же самое для морского нефтяного месторождения Manifa, мощность которого составляет 900 000 баррелей в сутки. Завод Катиф-Абу-Сафа перерабатывает сырую нефть с нефтяных месторождений «Катиф» и «Абу-Сафа», на которых ежесуточно добывается 500 000 и 320 000 баррелей, соответственно. Другими ключевыми объектами, на которых производится переработка нефти и газа, являются газовый завод Berri, завод Jubail, завод Juaymah, предприятия Танаджиба и другие объекты на удаленном нефтяном месторождения Shaybah.

Несмотря на то, что все они играют важную роль в энергетическом секторе Саудовской Аравии, принципиальную важность для отрасли, соизмеримую с предприятиями Абакайк или Хурайс, имеет комплекс Safaniya, который перерабатывает действительно огромные объемы нефти.

Важным моментом является и тот факт, что американская администрация оказалась в двусмысленном положении. Долгое время Белый Дом утверждал, что является единственной реальной защитой безопасности КСА, однако, когда дело дошло до дела, не смог воплотить свои слова в жизнь.

Несмотря на усиление воинственной риторики после прозвучавших обвинений от Майка Помпео в адрес Ирана за атаки на КСА, Дональд Трамп 17 сентября подчеркнул, что Вашингтон по-прежнему не намерен воевать с Тегераном. А также фактически поставил под сомнения высказывания своего госсекретаря, отметив: «Как только мы узнаем [точно], дадим Вам знать». Это про то, что удар по углеводородным объектам саудитов был нанесен непосредственно иранскими военными с их территории.

Отметим также, что нападения произошли на кануне проведения первой публичной продажи (IPO) акций в истории компании Saudi Aramco. Данная атака, несомненно, отложила ожидаемое в ноябре событие, а также сократила предположительную стоимость акций и, как следствие этого, сумму, которую надеялся выручить нефтяной производитель в результате этой операции.

В завершении отметим, что, несомненно, атаки на саудовские нефтяные объекты уже стали поводом для введения новых санкций против Ирана со стороны США. Тем не менее, ожидать начала военных операций против Тегерана не стоит. Особенно с учетом того факта, что против этого активно выступают Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, которые начали серьезно сомневаться в способности своих ПВО защитить промышленные и инфраструктурные объекты углеводородной отрасли, которая является главным источником их благосостояния.