США

США не сумели стать мировым лидером в борьбе с коронавирусом

США продолжают брать антирекорды в борьбе с коронавирусом: в стране уже 1,2 млн случаев заражения и 73 тыс. погибших. При этом кампания по поиску рукотворного источника COVID-19 в Китае закончилась ничем: 5 мая в Пентагоне признали, что доказательства такой гипотезы отсутствуют и вирус, скорее всего, имел естественное происхождение. Тем временем, Китай продолжает восстанавливать свою экономику после удара эпидемии. О том, какие перемены принесут миру национальные особенности борьбы с коронавирусом в интервью «Евразия.Эксперт» спрогнозировал американский экономист, профессор менеджмента в Лондонской школе экономики (LSE) Золтан Акс.

– Мировая экономика столкнулась с двумя серьезными проблемами-коронавирусом и нефтяным кризисом. Чего нам ожидать? Как, по вашему мнению, будет развиваться мировая экономика после пандемии?

– Коронавирус является более серьезной проблемой для стран, не являющихся экспортерами нефти, включая США, а нефтяной кризис – для стран-экспортеров нефти. Если пандемия будет продолжаться в течение года при снижении спроса на нефть, она окажет разрушительное воздействие на страны, которые полагались на нефть.

Похоже, что пандемия не приведет к V-образному восстановлению и оно, скорее всего, будет иметь U-образную форму с дном, длящимся год, или W-образную форму с взлетами и падениями, также длящимися год. Оно также может иметь Z-образную форму, когда мир, особенно развитые страны, приспосабливается к новому более низкому уровню равновесия после резкого спада. Это особенно сильно ударило бы по нефтяной отрасли, поскольку перевозки получат сильный урон, включая воздушный и наземный транспорт.

Что касается вируса, то, по-видимому, лекарство или вакцина не появятся на горизонте по крайней мере в течение года, а это означает, что наше главное оружие – социальное дистанцирование, губительное для нефтяной отрасли, измерение температуры, карантин и коллективный иммунитет. Ничто из этого не заставит пандемию исчезнуть быстро.

– На ваш взгляд, как будет развиваться малый, средний и крупный бизнес, аграрный сектор, промышленное производство после пандемии? Какие новые негативные или позитивные тенденции появятся?

– Трудно сказать, хотя некоторые тенденции мы уже видим. Больше всего пострадают мелкие фирмы. Крупные фирмы справятся лучше. Сельское хозяйство будет в порядке, но ресторанная индустрия может пострадать сильнее всего, и это окажет влияние на сельское хозяйство и рыболовство, а также на алкогольную индустрию. На отраслевом уровне пострадают авиапроизводители, круизная индустрия, сети ресторанов, спорт и так далее.

Технический сектор будет процветать в краткосрочной перспективе, поскольку технологии позволили нам справиться с пандемией. А в долгосрочной перспективе серьезное влияние на наступление новой эры окажет блокчейн.

– Говорят, что некоторые профессии исчезнут…

– Это будет связано с тем, что произойдет с промышленностью. Например, изменения в университетах, медицине могут ускориться благодаря онлайн-платформам. Ясность не настанет, пока мы не увидим, как идет восстановление.

– Западные страны были менее подготовлены к этой угрозе, чем, например, Китай. Почему так вышло?

– Я думаю, что есть два ответа на этот вопрос. Во-первых, на Западе не было эпидемии со времен гонконгского гриппа в 1950-х гг. Так что они не были готовы, потому что не предвидели ее приближения.

Запад уже двадцать лет готовится к очередному террористическому акту, подобному 9/11. Там считали, что им не грозит пандемия.

Китай пережил несколько вспышек за последние десятилетия, и поэтому он был гораздо лучше подготовлен к вирусу и меньше беспокоился о террористическом нападении. Западу потребовалось некоторое время, чтобы осознать скрытую угрозу и понять, что с ней делать.

– Кажется, что пандемия поставила под сомнение саму сущность современного капитализма. Люди начинают понимать, что он не дает им того, что им действительно нужно, например эффективной системы здравоохранения. Что вы об этом думаете?

– Этот вопрос надо рассматривать по каждой стране в отдельности. Германия действовала гораздо лучше, чем Соединенные Штаты. Это не имеет никакого отношения к капитализму. Это связано с государственным сектором.

Противоречие в США заключается в том, что они имеют самый большой государственный сектор в мире, если вы включаете в статистику здравоохранение. Государство расходует около 50% ВВП, и при этом наше здравоохранение не является доступным и/или всеобщим, образовательная система не готовит студентов к работе, и даже при том, что мы испытываем огромный дефицит, наша инфраструктура не является современной.

Так что проблема не в капитализме, а в состоянии системы социального благополучия.

Если мы возьмем скандинавские страны, которые имеют государственный сектор примерно такого же размера, как США, он функционирует там гораздо лучше, а они также являются капиталистическими. Это также имеет некоторое отношение к индивидуалистической природе американцев. Когда разразился кризис, они стали покупать больше оружия и не хотели слушать правительство.

– Как пандемия изменит мир? Она повлияет на мировоззрение людей?

– Это касается вопроса поведения. Мы знаем, что кризис влияет на поведение. Мы видим мир, где люди счастливы при том, что меньше торгуют, меньше имеют, меньше путешествуют и меньше работают. По сути, мы видим меньшую глобализацию, чем это было в последние 20 лет.

Нам придется подождать и посмотреть, но не исключено, что политика «Америка прежде всего» станет более универсальной, более националистической и менее ориентированной на глобализацию.

Вопрос в том, кого люди винят в этом кризисе. Запомните, они будут обвинять кого-то.

Есть одна проблема, которая никуда не денется. Это миграция бедных людей, поскольку жить в мире все становится еще сложнее. Если целые страны потерпят крах из-за цен на нефть, миграция значительно возрастет. Если климатические изменения замедлятся из-за меньшей экономической активности, это поможет.

– Какую помощь люди должны ожидать от своего правительства в случае пандемии?

– Рынок не может решить проблему пандемии. Он может приспособиться, но если мы будем держать карантин, людям придется обратиться за помощью к правительству. Однако голая реальность такова: если мы производим на 50% меньше, то нам придется потреблять на 50% меньше. Людям этого не говорили, хотя я уверен, что они все это понимают, даже если правительство этого не объяснило. Как они отреагируют – непонятно.

– На ваш взгляд, выйдет ли кто-то победителем по итогам пандемии и нефтяного кризиса, например, Китай или США?

– Этот вопрос касается основ мирового порядка. Не считая войн, Западу труднее управлять ожиданиями своих граждан. Китай имеет преимущество, будучи более авторитарной и более меритократической страной с более меритократическим правительством. Это означает, что он может принимать лучшие решения и может заставить граждан следовать им, нравится им это или нет.

Это также будет зависеть от того, как будут развиваться торговля и глобализация. Китай пытается создать образ и действует так, будто оказывает помощь другим странам. В то время как от США ждут лидерства, они его не проявляют. Китай действительно может выйти на лучшие позиции, если сможет поддерживать свои торговые отношения и сдерживать вирус лучше, чем США.

Источник: Евразия.Эксперт.

+ posts