Ближний Восток

«Большая тройка» в Сочи

Печать

22 ноября в Сочи случилось то, что еще недавно считалось невозможным по определению – прошли трехсторонние переговоры по вопросу урегулирования конфликта в Сирии. Участниками встречи стали страны-гаранты астанинского процесса, Россия, Турция и Иран, представленные их первыми лицами, президентами Владимиром Путиным, Реджепом Тайипом Эрдоганом и Хасаном Роухани. Сказать, что данное событие важное, значит, ничего не сказать. Видно это даже по уровню, темпу и качеству подготовки, который предшествовал Сочинскому саммиту.

Напомню лишь о наиболее значительных «моментах», каждый из которых был вполне значимым самостоятельным событием в мире международной политики.

Началось все с Тегерана. Владимир Путин нанес визит в Иран, где 1 ноября встретился и провел переговоры, скажем, в трехстороннем формате: не только со своим коллегой, президентом Республики Роухани, но и с духовным лидером Исламской республики Али Хаменеи, влияние которого на выработку стратегических вопросов иранской политики трудно переоценить. Кстати, хоть Роухани и президент, но он еще и духовное лицо, и по этой линии Хаменеи является его прямым начальником.

Вскоре после этого визита, уже в Сочи прошли непростые, как мы уже писали, переговоры с президентом Турции Эрдоганом.

Следующим этапом стал весьма продолжительный телефонный разговор российского президента с американским коллегой.
И, наконец, накануне трехсторонней встречи финальным этапом в диалогах В.Путина с заинтересованными лицами, стал визит в Сочи президента Сирийской Арабской республики Башара Асада.

Но и это еще не все. Помимо диалогов на высшем государственном уровне в турецкой Анталии велись переговоры министров иностранных дел России, Турции и Ирана. Там проходило согласование позиций трех стран на Сочинских переговорах, а также обсуждались другие вопросы, связанные с подготовкой встречи.

Причем, наверняка, упомянутые события лишь вершина айсберга. В подготовке встречи по полной работали и посольства, и военные, и спецслужбы. Скажу честно, что-то я не припомню в последнее время столь серьезного, основательного и одновременно стремительного подхода к переговорному процессу, тем более по столь важной проблеме.

Высокий темп в подготовке сочинской встречи, как думается, связан с той скоростью, с которой пошло освобождение территории Сирии от террористических группировок. К этому времени состоялось практически полное освобождение страны. Под контроль Дамаска был взят Абу-Кемаль, последний крупный город, который находился под контролем террористов, которых теперь гонят в пустыню, где их останется уже только добивать или выдавливать за пределы Сирии. Вот эти события и поставили вопрос о дальнейшем обустройстве страны во главу угла, сделали его крайне актуальным и животрепещущим.

О самой встрече, вопреки ожиданиям, известно не так уж много. Поскольку прошла она в закрытом режиме, а по ее итогам лишь было сделано совместное заявление трех лидеров. Причем ответы на вопросы журналистов не были предусмотрены. Выйдя к прессе, президенты заявили о свое удовлетворение прошедшими переговорами. В частности они отметили, что создание зон деэскалации не должно привести к нарушению территориальной целостности Сирии.

Владимир Путин также подчеркнул, что достигнутые договоренности между тремя странами должны ускорить процесс мирного урегулирования в САР, и снизить уровень напряженности в регионе в целом.

Начнем с того, что в Сочи была достигнута договоренность о проведении «Конгресса национального диалога». Который должен будет решить вопрос о том, как сформировать в Сирии общую политическую базу, найти точки соприкосновения различных групп интересов. Ключевая особенность решения этой проблемы заключается в том, что участниками Конгресса станут представители самых разных народов, проживающих на территории Сирии, различных религий и политический взглядов. Общее число возможных делегатов варьируется от 1000 до 1500 человек, в том числе участие примут и курдов. Такого многообразия представителей переговорного процесса за одним столом в вопросах урегулирования сирийского конфликта еще не было.

В перспективе подразумевается, что участникам заседаний, которые могут начаться уже в декабре и продлятся по некоторым оценкам до года, удастся выработать подходы к созданию новой сирийской конституции, которая должна будет стать итогом, финальной точкой кровопролитной гражданской войны.

Нельзя также исключать, что участники трехсторонних переговоров могли коснуться и вопроса о будущих парламентских и президентских выборах в Сирии, а также о путях обеспечения их открытости, прозрачности, и безопасности.

Важнейшим вопросом, который наверняка обсуждали Путин, Роухани и Эрдоган, была курдская проблематика. Отношение турецкого главы к любым представителям этого народа широко известно. А на фоне того, что накачанные из самых различных источников, курдские формирования в очередной раз показали свое умение воевать, не может не беспокоить лидеров стран Ближнего Востока. А тут еще и курдский референдум в Ираке.

Так что включить представителей этого народа в список участников Конгресса было, очевидно, непросто. Непросто, но, как оказалось, возможно. Правда делегаты будут являться представителями всего курдского народа, проживающего в Сирии, а не политических партий и группировок. И действовать они будут должны соответствующим образом.

Похоже, что пока открытым остался вопрос о том, чья армия будет находиться на курдских территориях освобожденной Сирии, который стоит сейчас очень остро. На эти зоны претендуют и США, и Турция, и, конечно, Сирия. В этой связи, думается, выбор будет состоять между сирийской или турецкой армиями, или сирийской армией в совокупности с российской военной полицией. Последний вариант мне кажется самым разумным.

Интересно, что уже 24 ноября появилась новость о том, что турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган не исключает встречу со своим сирийским коллегой Башаром Асадом. Время поворачивается вспять? Напомню, что раньше, до начала конфликта в Сирии, их связывали довольно тесные отношения, не скажу, что они были друзьями, потому что в политике, тем более на Ближнем Востоке такого просто не бывает. Но действительно два президента соседствующих стран общались довольно часто. Делалось это и в неформальной обстановке. Ездили вместе отдыхать, приезжали друг к другу в гости с семьями…

Но это было до того, как Турецкое руководство присоединилось к призыву Запада «сместить кровавого тирана» Асада…

И тут возникает вопрос, если турецкий президент действительно высказался о возможности такого контакта, то с чего это он взял, что его сирийский коллега на это согласится? И тут просматривается интрига. Мы узнали о визите Асада в Сочи только после его завершения. Когда он прилетел и какого числа и во сколько он улетел из России, неизвестно, что логично, и объясняется оправданными опасениями за жизнь и безопасность главы САР. В этой связи не исключается вероятность (пусть минимальная) относительно того, что к прилету Эрдогана, Асад мог еще находиться на черноморском побережье…

Но это лишь мои предположения. Винюсь. Но ведь считается подтвержденным факт того, что накануне сочинской встречи представители сирийских спецслужб ездили в Анкару. Значит, сирийско-турецкий диалог начался, вопрос только в том, как и в каком направлении он будет развиваться. И когда к нему подключаться первые лица. Поживем – увидим.

Итак, для одних Сочинская встреча сродни Ялтинской. Но есть и те, кто не оценил эти переговоры. Это и США, правда, там в последнее время вообще мало что оценивают, и Саудовская Аравия. Последняя вкладывала большие финансовые средства в террористов на Ближнем Востоке, возлагая большие надежды на их победу. Например, после поражения Асада саудиты планировали построить нефтепровод в Европу. При нынешнем раскладе выходит, что «инвестиции» шейхов не окупились. А они народ обидчивый…

Поэтому многие эксперты склоняются к тому, что Саудовская Аравия, на пару с США, теперь могут дестабилизировать и взорвать ситуацию в Ливане, которая и так далека от идеальной. В любом случае, это не значит, что, решив сирийский конфликт, Россия решит вопрос стабильности во всем регионе. Так как, пока что еще есть силы, желающие устроить «управляемый хаос» где-нибудь в другой точке Ближнего Востока.

Оригинал: Российские Вести