Ближний Восток

Ливийское урегулирование: некоторые частности

Печать

Итак, процесс ливийского урегулирования запущен. И тот факт, что лидер одной из конфликтующих сторон Халифа Хафтар, командующий Ливийской национальной армии (ЛНА),  отказался до консультации со своими сторонниками подписывать совместную декларацию с Правительством национального согласия (ПНС), которое было представлено его главой Фаизом Сараджем,  как представляется, отразится лишь на сроках, когда замирение будет достигнуто. 

Готовность руководителя ПНС на перемирие и нежелание командующего ЛНА подписывать итоговый документ, как представляется, можно объяснить тем, что в настоящее время войска Хафтара, имеют очевидное преимущество по сравнению с их противником. Они уже заняли южные окраины ливийской столицы, а также, по согласованию с местными вождями, установили контроль над несколькими, имеющими стратегическое значение. 

И в этих, явно неблагоприятных для него условиях, Сарадж, по нашим сведениям, пытается настаивать на том, чтобы ЛНА отошла на позиции начала весеннего (2019 года) наступления. То есть вместо того, чтобы путем компромисса как-то спасать свой режим, когда часть его столицы (пусть и небольшая) уже находится под контролем противника, глава ПНС пытается за столом переговоров добиться решающей военной победы.  

Пока результаты консультаций, которые через российских и турецких посредников (напрямую Сарадж и Хафтар пока говорить отказываются) ведут противоборствующие стороны, нам неизвестны, хотелось бы обратить внимание на некоторые, скажем так, частности. Например, о роли Турции в ливийских событиях помимо участия в упомянутом диалоге. 

Еще 9 декабря 2019 года турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган выступил в специальном эфире, который провела теле-радиовещательная компания TRT-World.  

Основной темой обращения стало подписание между Турцией и ливийским Правительством национального согласия (ПНС) Меморандума о взаимопонимании, первый пункт которого предусматривает налаживание военного сотрудничества, а второй касается разграничения морских зон между странами. Этот Меморандум был подписан в Стамбуле 28 ноября по итогам встречи президента Турции и премьер-министра ПНС Ливии Фаиза Сараджа.  

В своем выступлении Эрдоган отметил, что в том случае, если ПНС направит соответствующий запрос, Турция готова отправить в Ливию своих военных. И этот запрос был получен. 

Однако направлять значительный воинский контингент в Ливию Анкара не стала, объявив, что расширит группу своих советников и окажет необходимую техническую поддержку. 

Думается, что в принципе пока и этой помощи будет достаточно. Дело в том, что на стороне Сараджа и так воюют переброшенные из Идлиба боевики протурецких группировок, таких как дивизия «Султана Мурада», бригады «Сукур аш-Шам» и «Файлак аш-Шам».  

Кроме того, на стороне ПНС воюют и бойцы турецкой частной военной компании (ЧВК) – SADAT, о которой хотелось бы рассказать подробнее.  

SADAT (International Defense Consulting, по-турецки Uluslararası Savunma DanıĢmanlığı) –официально называет себя «частной оборонной и консалтинговой компанией». Она была основана в 2012 году, а в ее уставе не содержится четкого объяснения ее миссий и задач. Согласно нему: 

— «SADAT является первой и единственной компанией в Турции, которая на международном уровне предоставляет консультационные услуги и услуги по военной подготовке в международном секторе обороны и внутренней безопасности». 

— «SADAT стремится к установлению сотрудничества между исламскими странами в области военной и оборонной промышленности, чтобы помочь исламскому миру занять достойное место среди сверхглобальных держав в качестве самодостаточной военной державы, предоставляя им услуги в области организации вооруженных сил, консультирования по вопросам обороны, военной подготовки и вооружения».  

В этой связи целый ряд западных и турецких экспертов считает эта турецкая ЧВК, укомплектованная профессионалами, помимо непосредственного участия в боевых действиях ведет работу по реальному скреплению и боевому слаживанию сил Сараджа. 

Основал же SADAT бывший генерал войск спецназначения, а в настоящее время личный советник Эрдогана – Аднан Танрверди. 

Среди основных операций турецкой ЧВК можно отметить подготовку бойцов пресловутой Свободной сирийской армии (ССА). Согласно турецкой газете «Хюррийет», SADAT отвечал за логистику материально-технического снабжения сирийской вооруженной оппозиции с территории Турции. Сотрудники присутствовали в рядах исламистов в Сирии в качестве советников, а до этого участвовали в закупках оружия в интересах сирийских повстанцев на Балканах, в том числе и в Боснии. 

В 2014 году турецкая ЧВК уже принимала участие в ливийском конфликте, занимаясь подготовкой военных, выступавших на стороне бывшего Всеобщего национального конгресса. 

На внутреннем треке эта компания отметилась во время попытки государственного переворота в 15 июля 216 года. Согласно неподтвержденным данным турецких источников, именно её бойцы принимали наибольшее участие в карательных операциях Эрдогана после путча. 

После событий 2016 года Танрверди был назначен главным консультантом Эрдогана и получил возможность напрямую влиять на политику страны, в том числе и в вопросах формирования нового облика турецкой армии. 

И еще одна частность. После отказа Хафтара подписать договоренности с Сарджем президент Эрдоган обещал его «наказать». В этой связи некоторые издания высказали предположение относительно того, что Анкара может использовать сирийский российский опыт: массированные направленные удары авиации по силам Хафтара. Думается, что это, говоря вежливо, перегиб. 

Господство в воздушном пространстве ЛНА обеспечивают поставляемые от Абу-даби и Каира зенитно-ракетные комплексы «Панцирь» и беспилотники Wing Loong II, которые значительно превосходят аналогичные по назначению образцы техники, имеющиеся у ПНС.  

Так беспилотник китайского производства Wing Loong II может нести в восемь раз больше боеприпасов, чем Bayraktar  TB2. Более того, диапазон действия Wing Loong II охватывает всю Ливию, в отличие от Bayraktar TB2, который едва может охватить горячие точки Западной Ливии. 

Что касается ВВС Турции, то в настоящее время она испытывает острую кадровую нехватку, о чем свидетельствуют внутренние отчеты турецких военных.  

Отметим также и технические проблемы в военно-воздушных силах Турции, возникшие в первую очередь после начала сирийской операции «Источник мира». Из-за ее проведения ряд стран в рамках введенных санкций прекратил поставки запчастей для турецких вооружений, от которых остро зависят военные республики. 

Кроме того, Турция не имеет подготовленных баз подскока в районе Ливии, и единственным выходом было бы использование турецкими пилотами дозаправки в воздухе, что значительно увеличило бы стоимость проведения операции. 

В результате Анкаре не представляется возможным повторить сценарий, который ранее осуществила Москва в Сирии, когда резкое наращивание авиационной группировки позволило кардинально изменить расклад на фронтах. 

И последнее. Пока не понятно, что будет делать Анкара, когда процесс замирения сторон действительно начнется: куда будет девать обстрелянных, профессиональных боевиков и мало, чем отличающихся от них бойцов ЧВК? 

Неужели вернет в Сирию?