Россия и постсоветское пространство

«Четверка» встретилась. Что дальше?

Печать

Фото: riafan.ru

И все-таки оно свершилось. Встреча в нормандском формате, о необходимости которой с первых дней своего президентства говорил Владимир Зеленский, состоялась.

Но какая-то она была странная. Вроде бы все было по-настоящему: и совместные фото, и почетный караул, и переговоры «на четверых», и с глазу на глаз, и пресс-конференция глав делегаций, и даже совместное коммюнике, под которым украинский президент поставил свою подпись наравне с лидерами России, Франции и Германии. И, тем не менее, наблюдая за всем этим действом, не мог избавиться от ощущения, что четверки как таковой не было. Были три серьезных политика, лидеры крупнейших стран Европы и некий не лишенный обаяния, но крайне неуверенный в себе молодой человек.

И дело тут не в возрасте украинского президента. Со своим французским коллегой они почти ровесники: В. Зеленский родился в 1978 году, Э. Макрон – в 1977. Всего год разницы. Но между ними, как сказал классик, «дистанция огромного размера».

За плечами украинского лидера юрфак провинциального украинского университета, КВН и профессиональная карьера актера-юмориста и продюсера. Для главы государства – немного. У его французского коллеги в активе блестящая карьера в банке Ротшильда, где он получил прозвище «финансовый Моцарт», работа в правительстве на посту министра экономики, участие в создании политической партии и т.д. Да и на президентском посту он уже находится третий год.

И все-таки, на мой взгляд, тут дело не в опыте и тем более не в возрасте. Макрон ведь начал свое президентство, когда ему еще не было и сорока.

Так что выходит, что причина неуверенности Зеленского кроется не в его возрасте и даже не в отсутствии переговорного опыта, а условия, в которых он поставлен как политик. Внутри своей страны и за рубежом. Попытаемся разобраться.

Начнем с фактора внешнего. Украинская сторона в отличие от своих партнеров по парижским переговорам оказалась как бы в изоляции. Её толком ничего не связывает ни с Германией, ни с Францией, разве что раздражение, которое все больше испытывают европейцы в отношении киевского руководства. В то же самое время Москва ощущает растущую заинтересованность этих ведущих европейских стран в улучшении отношений с Россией, которая, кстати, для Киева продолжает оставаться «агрессором».

До недавнего времени украинское руководство опиралось на военно-политическую поддержку со стороны Вашингтона, с которой были вынуждены считаться и европейские столицы. Однако в настоящее время ситуация существенно изменилась.

Процедура импичмента, раскручивание «украинагейта» в отношении президента Д. Трампа и его ответные меры существенно ослабили степень военно-политической поддержки Киева со стороны США.

Причем эта поддержка сократилась, как со стороны администрации, так и со стороны демократической партии (и, следовательно, нижней палаты Конгресса), на которую традиционно опираются украинские политические элиты.

А вот тут возникает «зрада», как говорят наши украинские братья-партнеры. Все ветви власти: и президентский офис, и правительство, включая премьер-министра, и парламент нынешнего созыва буквально нашпигованы «соросятами», сиречь воспитанниками соросовских фондов, а также ребятами, связанными с другими структурами, демократической партии США. Кстати, по недавним опросам украинских социологов, Дж. Сорос считается вторым по влиятельности лицом на Украине после Зеленского. Дожили, как говорится.

И как поведет себя Белый дом в отношении Киева в случае, если Д. Трамп переизберется на второй срок, а вероятность этого в настоящее время достаточно высокая, остается под вопросом. Ясно пока лишь то, что большой любви из-за океана ждать не приходится.

Касаясь оценки ситуации на Украине западными экспертами, приведу прогноз авторитетной компании Global Insight, которая оценивает уровень политических рисков в республике на уровне 75 пунктов по стобальной шкале.  Причем 100 баллов – максимальные риски, при которых ведение бизнеса противопоказано.

Теперь пару слов о внутриполитической ситуации.

На Западе уже без стеснения обсуждается вопрос о том, насколько Зеленский способен контролировать обстановку на Украине.

В этой связи высказываются мнения относительно «случайности» его избрания на высший государственный пост, когда избиратели, уставшие от традиционного политического истэблишмента, проголосовали за «новое лицо». Отмечается также отсутствие у нынешнего президента Украины «своей команды», сплоченной общими целями, плана действий, рычагов влияния на элиты.

Эксперты обращают также внимание на постепенное, но стабильное снижение рейтинга президента (за три месяца – на 20 %). При этом отмечается, что уходящая от Зеленского поддержка «не перетекает к другим политическим лидерам или их структурам».

Этот феномен толкуется американскими социологами как возможность того, что электорат либо просто разочаровался в президенте, как и в других национальных политиках, либо переключился на непарламентские партии и организации, которые не фигурируют в опросах социологов. А это, позволю себе заметить, в первую очередь радикальные националисты.

Падение популярности действующего украинского президента, думается, связано не только с продвинутым им в Раде проектом закона об отмене моратория на продажу земли. За те более полугода, которые прошли после его вступления в должность, он ни на шаг не продвинулся в реализации своих предвыборных обещаний, ключевыми пунктами которых были мир на Донбассе и коммунальные тарифы. Также нереализованным остается тезис Зеленского о «народной демократии», т.е. всенародном обсуждении важнейших вопросов путем референдумов: закон о проведении плебисцитов даже в проекте пока не существует.

Зато вместо этого он вдруг воспылал симпатией, не казать любовью, к ветеранам пресловутой АТО, «настоящим патриотам» Украины и т.д. Одним словом, практически полностью перешел на риторику своего предшественника.

А теперь вернемся к встрече «четверки».

Как стало известно вскоре после её завершения, в ходе переговоров Зеленский заявил, что проект итогового документа, согласованный  доверенными представителями четырех участников встречи, т.е. и его представителем, нуждается в корректировке. На что взрослые дяди и тетя ему вежливо объяснили, что думать надо было раньше.

Также неудачными оказались его потуги внести изменения в минский договор относительно перехода под контроль Украины границ ЛНР и ДНР с Россией, о чем он сам сказал в ходе совместной пресс-конференции. И тут же, как нерадивый ученик, получил вежливую, но твердую отповедь от российского президента, который популярно объяснил ему под камеры, что, если начать править или менять один пункт, то вся логика документа разрушится и его просто не будет.

Упоминание об «украинском Крыме» в ходе пресс-конференции партнеры Зеленского по переговорам просто молча проигнорировали.

Кстати о пресс-конференции. Хотел бы обратить внимание на одну деталь. Делая заявление или отвечая на вопросы, Зеленский обращался в сторону, где сидела украинская делегация, в составе которой находился глава украинского МВД А. Аваков.  

Господин этот, хоть и в переговорах не участвовал, но активно комментировал все события. Думается, что приехал он в Париж в роли «смотрящего». Показательно, что после его заявления, что «переговоры прошли на четверочку», но «зрады не было», сборище националистов в центре Киева как-то рассосалось само собой.

А теперь о том, что же нам ждать дальше?

Я бы не стал обольщаться по этому вопросу. Пункт относительно обмена удерживаемыми лицами по принципу «всех установленных на всех установленных» до конца текущего года, скорее всего, будет выполнен. Это был вроде как «козырь» Зеленского на переговорах, который по замыслу должен был бы иллюстрировать его стремление к миру. Хотя этот вопрос чисто технический и обсуждался на переговорах представителей Киева и республик в Минске уже три года, он был принят. Возможно, начнется разведение войск еще на трех участках соприкосновения, а также будет продлен закон «Об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей».

А вот что касается таких принципиальных и действительно жизненно важных для Донбасса вопросов, как прекращение обстрелов и полное разведение войск, то это вряд ли произойдет в обозримом будущем. Зеленский сам заявил, что на это ему потребуется шесть-восемь лет! А без выполнения этих двух первых пунктов минского соглашения остальные также не будут реализовываться.

Так что весьма похоже, что Киев продолжит свою старую игру по затягиванию реализации минских договоренностей.

Почему? Во-первых, выполнение договоренностей фактически ведет переформатированию сложившейся на Украине политической системы, что абсолютно не подходит ни местным элитам, ни олигархату.

Во-вторых, учитывая ужасающее состояние украинской экономики и отсутствие реальных перспектив на её оздоровление, и как следствие, продолжающее обнищание населения (отсюда и массовый отток её наиболее работоспособной части), война на Востоке позволяет руководству республики откладывать решение социальных проблем населения.

В-третьих, Зеленский, который не имеет контроля над силовиками и правоохранителями, не в состоянии, по крайней мере, в ближайшей и даже в среднесрочной перспективе, найти управу на хорошо организованных и к тому же вооруженных националистов, требующих расправы над непокорным Донбассом.

Так что, боюсь, что на следующей встрече «четверки», если она вообще состоится, обсуждать будет нечего. И что тогда?