Африка

ЮАР: Политический обзор

Печать

Сирил Рамафос. Фото: moonstar.tv

Политическая стабильность:

Сирил Рамафоса, переизбранный президентом новой Национальной ассамблеей ЮАР (нижняя палата парламента) 22 мая-после того, как правящая партия Африканский национальный конгресс (АНК) выиграл комфортное (хотя и меньшее) большинство на всеобщих выборах 8 мая, сталкивается с рядом политических и экономических проблем в течение своего пятилетнего срока.

После 15 месяцев в качестве временного президента Рамафоса теперь будет иметь больше полномочий для формирования политической повестки дня и структуры правительства, а также проведения реформ. Тем не менее, он сталкивается с многочисленными препятствиями, как политическими, так и экономическими.

Стимулирование инвестиций, рост и создание рабочих мест, перестройка Eskom (южноафриканская электроэнергетическая компания) перед лицом сопротивления профсоюзов, поддержание борьбы с коррупцией и решение политических головоломок, таких как земельная реформа, являются одними из основных испытаний, стоящих перед новым правительством.

Работая над этими проблемами, Рамафоса сталкивается с глубокими разногласиями в АНК, как между реформаторами и сопротивляющимися, примером которых являются сторонники бывшего президента Джейкоба Зумы, так и между центристами и левым крылом, включая профсоюзы. Политика ограничит пространство для маневра Рамафосы, особенно учитывая потери АНК на выборах, недавно сформированными партиями, такими как радикальные, популистские борцы за экономическую свободу Джулиуса Малемы из партии “Борцы за экономическую свободу” (EFF).

Выборы:

Доля голосов АНК упала в мае на парламентских выборах до рекордно низкого уровня 57,5% (по сравнению с 62,1% в 2014 году), хотя партия сохранила комфортное большинство, чтобы претендовать на 230 из 400 мест в Национальной Ассамблее.

Однако потери правящей партии были бы больше, если бы АНК не заменила Зуму в качестве президента Рамафосой в феврале 2018 года. Увеличение доли голосов партии “Борцы за экономическую свободу” (EFF) (до 10,8%, по сравнению с 6,4% в 2014 году) и мест (до 41, с 25) почти точно отражает снижение АНК, впрочем Малема не смог совершить крупный прорыв, который был сдержан АНК.

Международные отношения:

ЮАР – самая развитая экономика в Африке – будет играть важную роль в региональных и глобальных вопросах, чему будет способствовать третий срок пребывания в Совете Безопасности ООН в 2019-20 годах.

Страна будет и впредь активно участвовать в деятельности в Африке, особенно на юге континента, и продолжит оказывать поддержку операциям по поддержанию мира в зонах конфликтов. Рамафоса станет следующим председателем Африканского союза в 2020 году.

ЮАР также будет стремиться к построению более тесных связей “Юг-Юг”, особенно в рамках группы БРИКС и с другими торговыми блоками, в том числе и африканскими, включая находящуюся на стадии переговоров африканскую континентальную зону свободной торговли (АФКСТ). Приоритетность африканских связей отчасти объясняет решение ЮФР в 2016 году выйти из состава Международного уголовного суда (МУС), которое, по мнению некоторых наблюдателей, несправедливо нацелено на континент.

Политические тенденции:

Стимулирование экономического роста и создание рабочих мест в условиях глобальной неопределенности, избегая при этом макроэкономических дисбалансов, останется главной задачей, стоящей перед государственными органами.

В дополнение к этой проблеме существует недостаточное финансирование для стимулирования высоких затрат на спасение дисфункциональных полугосударственных предприятий и необходимости повышения налогов для того, чтобы держать государственный долг под контролем и предотвратить дополнительное снижение кредитных рейтингов.

Основная среднесрочная задача заключается в преодолении структурных препятствий на пути ускорения роста, таких как узкие места в инфраструктуре и нехватка квалифицированных кадров.

Таким образом, целевые промышленные стимулы останутся в силе, а инвестиции в инфраструктуру останутся приоритетными, несмотря на нехватку финансирования.

К числу других проблем относятся сохраняющаяся жесткость рынка труда и все более строгое применение правил, направленных против антиконкурентного поведения.

Использованы материалы The Economist Intelligence Unit