Азиатско-Тихоокеанский регион

Индия vs Пакистан: что произошло и что будет дальше?

Печать

Фото: qz.com

Сегодня СМИ пестрят заголовками и страшными фразами об Индии и Пакистане: «грань войны», «грозит всему миру», «взорвать» Азию», «ядерная война уже сегодня». Но стоит ли паниковать раньше времени и так ли все плохо, как описывают?

14 февраля 2019 года в районе Пулвана (Кашмир) произошел теракт. В автобусную колонну с военнослужащими врезался легковой автомобиль. Произошел взрыв, по официальным данным погибло около 44 человек, 35 ранены. Такого количества жертв от теракта не было на протяжении 18 лет, тем более что все жертвы являются военнослужащими. Направлялась автоколонна индийских войск в Сринагар, столицу мусульманского Кашмира, но, с какой целью – не уточняется.

Ответственность за теракт взяла на себя группировка «Джаиш-е-Мухаммад». У индийского правительства есть подозрения, что она стоит на карандаше у пакистанской Межведомственной разведки. Однако, после теракта 11 сентября, пакистанское правительство официально запретило эту организацию, а всех ее членов объявило вне закона.

Исламабад связь с боевиками отрицает. Судя по словам премьер-министра Пакистана в ответ на обвинения, они не хотят войны и эскалации конфликта с Нью-Дели. Приведем некоторые цитаты из его выступления: «Готовы к переговорам по вопросу борьбы с терроризмом», «Думаете мы сможем решить эту проблему военным путем? Такие вопросы решаются только путем диалога», «Хватит смотреть в прошлое и обвинять Пакистан в каждом инциденте» — такая риторика говорит о том, что в Пакистане понимают градус накала ситуации внутри индийского общества, а в последних словах явно звучит обида на обвинения. Но стоит помнить, что в Пакистане достаточную власть имеют военные, поэтому премьера могли даже не поставить в известность о готовящейся операции.

Существует ли действительная связь между террористической организацией и причастна ли к теракту пакистанская Межведомственная разведка – вопрос открытый. За день до теракта в Кашмире произошел аналогичный теракт в Иране, сценарий тот же. Ответственность взяла группировка «Джаиш аль-Адль», базирующаяся на территории Пакистана. Многие не верят в совпадение и, указывая на схожесть терактов, обосновывают причастность пакистанской стороны к теракту в Кашмире. Пакистан и Индия долго и медленно, но делали попытки выстраивания своих взаимоотношений, пытаясь уйти от прошлых обид, и вдруг одна из сторон так резко подрывает и без того сложные отношения, да еще и таким не элегантным способом. Зачем этот теракт был нужен Пакистану, если мы допускаем его причастность?  Какие цели преследовали террористы?

«Цель очевидна – это крупнейшая провокация последних лет, подстрекательство к эскалации индо-пакистанского конфликта. К сожалению, ситуация, которая наблюдается после случившегося, разворачивается по худшему сценарию. Речь идёт о боевых действиях. Но нужно понимать, что Кашмирская проблема давно вышла за формат двустороннего конфликта. Ещё в декабре 1947 года, в самые первые месяцы после раздела Британской Индии на Индийский союз и Пакистан, в результате которого и образовался территориальный спор, основанный на межконфессональных противоречиях, тогдашний премьер-министр Индии Джавахарлал Неру передавал кашмирский вопрос на рассмотрение Совета Безопасности ООН.

С тех пор между двумя наиболее крупными странами региона произошло до 5 вооружённых конфликтов, которые так и не поставили точку в этом споре. Даже относительно мирные периоды сопровождались взаимными обвинениями и публичными перепалками», — считает кандидат политических наук, доцент ГАУГН, Емельянова Наталья Николаевна.

Индийское общество болезненно восприняло теракт. Началась массовая травля кашмирского и пакистанского населения в индийских штатах. В Индии нарастают патриотические настроения и ксенофобия по отношению к пакистанцам и кашмирцам.

Н.Моди балансирует на краю – ситуация сложная. С одной стороны, стоит задача урегулировать конфликт с минимальными потерями. С другой — ситуация может сыграть на руку премьеру в преддверии выборов. Ею можно воспользоваться для консолидации индийского общества и поднятия своего рейтинга. Подобное было в 2016 году – быстрый и жестокий разгром лагеря подготовки террористов в ответ на их нападение в Ури — и тогда это сработало. Сработает ли сейчас?

«Под националистически окрашенной идеологией Бхаратия Джаната парти скрывается стремление объединить нацию для сильнейшего экономического прорыва. В случае с эскалацией индо-пакистанского конфликта маленькой победоносной войны не получится. Это понимание, скорее всего, есть и у официального Исламабада.

Поэтому в сложившейся ситуации следует искать след третьей стороны, заинтересованной в дестабилизации всего Южно-азиатского субконтинента», — комментирует Н.Н. Емельянова.

Индийские граждане ждут от премьера решительных мер, отомстить за сограждан, а здравый смысл требует взвешенных решений. Какую стратегию выберет Моди при решении конфликта – неизвестно, но, скорее всего он попробует продержать баланс над пропастью подольше. Об этом свидетельствует авиаудар по лагерю террористов на пакистанской территории – месть, которую требует общество. Однако пакистанская сторона отрицает нахождение террористических группировок на местах удара. В свою очередь Исламабад сбил два самолета индийских ВВС, арестовав двух пилотов. Обстрел населенных пунктов в штатах Джамму и Кашмир пакистанской стороной, Нью-Дели произвел ответные выстрелы. От результата этой игры в «ответ» и умения премьера держать баланс будет решаться будущее партии – либо доберут голоса, либо упадут в пропасть.

Серьезное военное столкновение, несмотря на недавнее воздушное противостояние и обстрел, – маловероятно. Особенно не стоит ждать применения ядерного оружия, несмотря на то, что газета «The times of India» ранее сообщила о совещании премьера Пакистана с командованием ядерных сил. Обе страны, вероятно, отдают себе отчет в том, что его использование губительно для них же самих. Скорее сегодняшняя ситуация будет схожа с ситуацией в 2016 году, но на этот раз операция будет не одна, а несколько и с применением большего арсенала вооружений и количества столкновений.

«Сейчас, очевидно, мы являемся свидетелями 6-го конфликта, стремительное развитие которого способно, как минимум, дестабилизировать Южно-азиатский регион», — отмечает Емельянова Н.Н. Ни у одной из стран нет серьезного желания развязывать полномасштабную войну, иначе она началась бы без объявления. И отзыв послов, и повышение таможенных пошлин на 200% (фактически запрет на ввоз), и боевые действия скорее закономерность, демонстрация недовольства и призыв к действиям по урегулированию, способ сохранить лицо перед своими гражданами и на мировой арене.

В 2017 году обе страны стали членами Шанхайской организации сотрудничества. Отразится ли конфликтная ситуация на атмосфере внутри ШОС и какие последствия будут для других стран-участниц?  Воспользуется ли ШОС шансом доказать свою эффективность и конкурентоспособность, разрешить данный конфликт на платформе организации, ведь одни из ее целей — совместное противодействие терроризму, укрепление между государствами-членами взаимного доверия, дружбы и добрососедства. У России есть шанс возглавить этот процесс в рамках организации. Конечно, дело не в организационных структурах, а в тех идеях и предложениях, что Российская Федерация может выдвинуть. Экономическими мерами ситуацию уже не решить, следует предложить что-то большее.

«Российская Федерация последовательно поддерживала индийскую сторону в решении кашмирской проблемы. Однако, в сложившейся ситуации, России следует, в первую очередь, призывать стороны как можно быстрее вернуться к мирному урегулированию», — заключила Емельянова Наталья.

Пока официальная позиция  МИД России ограничивается призывом к сдержанности двух стран. На международной арене России целесообразно вести наступательную политику, но в случае сегодняшнего индо-пакистанского конфликта следует остаться в стороне и выступить в качестве посредника. Для такой роли подходит площадка ШОС.

К сожалению, многие державы знают о своих правах, но забывают о понятии «обязанности». Это проблема не только Южной Азии, но и всех регионов и крупных игроков мировой арены, в частности. Поиск нового баланса и выработка форм регуляции международных отношений – ключевые задачи всех крупных держав.

Существующие правила игры все чаще нарушаются, что приводит к хаотизации в мировой политике. Точек нестабильности на земном шаре становится больше. Не так страшен индо-пакистанский конфликт, как его последствия. В связи с ослаблением миропорядка происходит расширение зон нестабильности.

Наиболее важным моментом является мысль о том, что этническая и религиозная проблематика возвращается в мировую политику. Об этом говорят националистские настроения в индийском обществе. Резкая реакция Пакистана свидетельствует об еще более глубоком слиянии исламских радикалов и официальной власти в стране. Сращивание национализма и религиозной составляющей – опасная тенденция, свойственная для многих стран. В отсутствии соотношения сил выстроенного баланса в мире, такое положение может грозить неконтролируемой эскалацией конфликтов.

Сохранение общей стабильности в мире – такую задачу следует сделать приоритетной крупным мировым игрокам, а это уже вопрос об ответственности и обязательствах.

Источник: Центр востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии